Из России. С любовью?!

ВО ВТОРНИК Дмитрий Медведев решил, что Киев пока не заслуживает принимать у себя полномочного посла Российской Федерации, отложив приезд Зурабова ( в четверг Медведев таки подписал указ о назначении М.Зурабова послом. — Ред.) и обнародовав письмо в адрес своего украинского коллеги Виктора Ющенко.
И это не просто очередной этап охлаждения в отношениях двух стран. Так холодно еще никогда не было. Даже во время «оранжевой революции» или так называемых «газовых войн» кремлевский хозяин не позволял себе настолько резких высказываний в адрес соседнего государства и его лидера, пишет Виктория Сюмар в «Украин-ской правде».
Нынче в Кремле Ющенко припомнили все: и украинское оружие в Грузии, и намерение вступить в НАТО, и энергетическую хартию с ЕС, и желание создать поместную православную церковь, и Черноморский флот, и русский язык, и историю, и…
Почему письмо появилось именно сейчас — ему предшествовали и дипломатическая война с высылкой дипломатов, и непростой визит патриарха Кирилла, и переговоры с Европой по поводу энергетики. Не стоит сбрасывать со счетов и фактор выборов, ведь там прямо сказано: надеемся, что новое политическое руководство страны будет выстраивать другие отношения.
Но главная причина даже не в этом. Это начало реализации новой, более жесткой стратегии России по отношению к Украине. Российские эксперты прямо говорят о том, что их страна достаточно окрепла и, получив признание в мире, вполне способна еще активнее отстаивать «свои естественные интересы».
Дальше мы попытаемся показать, какова эта стратегия и на какой идеологии она основывается. Именно поэтому в тексте так много цитат известных и авторитетных в России людей.
«Короче. Россия делает все, чтобы объединиться с Белоруссией. Россия делает все, чтобы оторвать от Украины Левобережье Днепра и Крым. Россия включает в себя, наконец, Абхазию, Осетию и все, что вообще под боком и само просится. Глубоко при этом «плюет» на реакцию Запада. Пусть утирается — пока мы еще в силах плюнуть».
Это не цитата какого-либо радикально настроенного российского политика типа Жириновского. Это известнейший российский писатель, родившийся в Украине и живущий в Таллине, Михаил Веллер. Книги Веллера издаются тиражами от двухсот до семисот тысяч экземпляров и пользуются неизменным успехом. В большинстве из них Веллер размышляет о судьбе России и дает советы. Прекрасным языком и железной логикой он доказывает российскому обывателю, что у него, у обывателя, не может и не должно быть другой логики, кроме как имперской. Россия, мол, «сложилась огнем и мечом, скрепляя территории и народы, захватываемые и включаемые в себя силой, страстью и убеждением». Особенно примечательны два последних слова в контексте, например, походов Ермака в Сибирь…
И не уверовать в эту «непререкаемую для страны истину» у обывателя практически нет шансов — в этом его убеждают не только литераторы, но и политики и аналитики, СМИ и ученые.
Имперская идеология — это когда «интересы русского народа будут… безоговорочной доминантой. И на нервные замечания соседей будут плевать. И методы будут часто круты».
Имперская идеология — это «империя, шовинизм, нетерпимость и жажда власти, никуда она не денется от включения этих элементов. Потому что вегетарианцы в истории не выживают». Это все тот же Веллер.
Имперская идеология — это когда о соседях говорят так, как это делает один из ведущих российских теоретиков геополитики Александр Дугин: «Украина — неестественное геополитическое образование, государство-тампон, специально созданное американцами для противодействия интеграции Европы».
Но в этом контексте Дугин призывает особо не переживать, ведь «сближение России и Европы — с ликвидацией англосаксонского «санитарного кордона» — происходило в нашей истории неоднократно. При Екатерине Второй это осуществилось в результате раздела Польши, когда-то это произошло в результате Брестского мира, когда-то это закончилось пактом Риббентропа — Молотова с тем же результатом. Сейчас нам нужен такой пакт о разделе зон влияния, чтобы российская граница проходила не по рубежу странных государств-марионеток, а непосредственно между Россией и Европой. Эта общая российско-европейская граница должна проходить по линии цивилизационного раздела, а не по рубежам маргинальных псевдогосударственных образований».
Имперская идеология — это когда войну и убийства подают как нечто логичное и очень даже правильное, ведь есть же «великая цель — великая империя».
Еще одна цитата другого известного российского ученого заместителя директора Института Европы РАН Сергея Караганова: «Надеюсь, что в исторической перспективе нападение Тбилиси на Южную Осетию и ответ России окажутся плодотворным эпизодом. Жертвы — осетины, русские, грузины — могут оказаться вовсе не напрасными. Российские войска дали решительный военный отпор логике бесконечного расширения НАТО, которое, если его не остановить, практически неминуемо привело бы к большой войне. И не в Грузии, а вокруг Украины, почти в центре Европы».
Это в Киеве о реальности войны между Украиной и Россией говорить нельзя, табу, нецивилизованно, не по-соседски. В Москве можно. Можно даже писать об украинцах в контексте задач великой империи так, как это делает еще один обозреватель Сергей Баранов: «России не нужно только лишь пространство. Пространство как ценность необходимо Западу, который оперирует представлениями геополитики. А России нужны люди, так как традиционно они — наибольшая ценность. На мой взгляд, интерес может быть только один — украинцы как этнический, демографический и культурный ресурс большой русской нации. Другого такого ресурса нет и уже не будет. Это самая большая и реальная ставка в борьбе за Украину. Русская нация испытывает острый дефицит людей, которые могли хотя бы использовать и удерживать имеющееся пространство и размещенные на нем ресурсы».
Но все это публицистика. Есть и другие интересные факты.
Чего стоит это: «Формирования Вооруженных сил России могут оперативно использоваться за пределами России, в частности для решения таких задач, как отражение нападения на Вооруженные силы России или другие войска, дислоцированные за пределами территории РФ; отражение или предотвращение агрессии против другого государства; защита граждан России за рубежом».
Все понятно? Фактически это значит, что Россия может применить военную силу где угодно, защищая какого-либо своего гражданина. И это уже не публицистика, это проект изменений в законе РФ «Об обороне».
Дмитрий Медведев в годовщину событий в Грузии уже обсудил вносимую им поправку с лидерами фракций. У кого-то есть сомнения по поводу всеобщего одобрямса Госдумы при голосовании за предлагаемую норму, узаконившую военную агрессию?
Не удержаться от еще одного примера: что россиянин может прочесть об Украине из справочников типа «Двадцать лучших экскурсий по Украине». Я попросила свою подругу в Москве зайти в книжный магазин и посмотреть, что там можно купить из книг об Украине. Она сделала все достаточно скрупулезно. Вот присланный ею список книг (приводим с небольшими сокращениями. — Ред.):
ь Украина. Перезагрузка, 2009 г., Жильцов С.
ь Фашизм в Украине: угроза или реальность? 2008 г.
ь Независимая Украина. Крах проекта, Калашни-
ков М.
ь Поле боя — Украина. Сломанный трезубец,
6 февраля 2009 г., Савицкий Г.
ь Россия и Украина. Когда заговорят пушки, 2007 г., Широкорад А.Б.
ь Заявка на самоубийство. Зачем Украине НАТО? 2009 г., Крючков Георгий, Табачник Дмитрий, Симоненко Петр, Гриневецкий Сергей, Толочко Петр.
ь Пропавшая грамота. Неизвращенная история Украины-Руси, 2008 г., Дикий А.
ь Нации без дураков. История Украины и ее соседей, 2009 г., Дубовис Г.
ь Пособники Холокоста. Преступления местной полиции Белоруссии и Украины, 1941—1944, 2008 г., Дин М.
ь Россия и ее «колонии»: как Грузия, Украина, Молдавия, Прибалтика и Средняя Азия вошли в состав России, 2007 г.
Здесь совершенно излишне что-либо комментировать. Названия этих «литературных, публицистических и научных творений» говорят сами за себя.
И когда Веллер утверждает, что «нынешняя Россия национальной идеи иметь не может», он скромничает. У России Путина — Медведева есть не только национальная идея, идеология, она уже активно воплощается в жизнь, она работает.
Все эти утверждения известных людей России удивляют даже не кричащим несоответствием тому, что принято называть цивилизованными и демократическими стандартами. Все это, заметьте, говорится в отношении суверенного и, как декларируется, дружественного государства. Эти реплики поражают иным — однозначностью, системностью и доказанностью. Почитайте и подумайте: а что вы сможете противопоставить этому?
Ведь у нас в этой графе полнейший пробел. За восемнадцать лет мы даже не приблизились к тому, что может стать национальной идеей для Украины. Зато наши политики, наоборот, как малые дети в песочнице, с подачи российских политтехнологов продолжают играть самыми больными для разорванного историей народа темами.
Но это полбеды. Хуже, что за эти годы нам так и не удалось понять, в какой геополитической реальности мы оказались, вышвырнутые историческим шансом, и как мало у нас времени, чтобы этим шансом — на реальную независимость украинского государства — воспользоваться.
Для этого нужно хотя бы адекватно оценивать те процессы, которые происходят в регионе, и четко понимать, какие идеологические установки работают в соседних государствах, тем более если они прямо направлены на нас.
Все это время мы занимаемся другим — упражняемся в популизме, мучительно рожаем национальные элиты, списываем законы и разные доктрины с российских аналогов, меняя слово «наступление» на «оборона». И никак не можем принять той простой истины, что в этом мире нет ничего устоявшегося и нерушимого, что этот мир коренным образом способен измениться за какие-то несколько месяцев, как это было в 1917-м, 1939-м или 1991 годах. И что в определенные периоды времени все международные механизмы отказываются работать. И тогда правит один закон — закон сильного.
Но Украина даже не старается стать сильной. Мы продолжаем спорить, изнурять свою страну изнутри, упрямо ходить по граблям истории…
И прочитав отнюдь неслучайно появившееся письмо Медведева, украинские политики даже не задумаются, что это лишь первый шаг. Что продолжение последует непременно…
Но даже те из них, кто об этом догадается, будут и дальше заниматься куда более увлекательным для себя занятием — упражнениями в словесности во имя электорального урожая.
Виктория СЮМАР.

 

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...