Одесса: с фасадов и в профиль

Тема пресловутых пятидесяти двух одесских фасадов в историческом центре города была главной на пресс-конференции начальника управления охраны объектов культурного наследия областной государственной администрации Натальи Штербуль, состоявшейся двадцать второго февраля.

На ней журналистам стало известно, что на консервацию пострадавших от времени, природы и политических амбиций фасадов выделено 9,7 миллиона гривень: 1,4 миллиона — из городского бюджета, 8,3 — из областного.


Наталья Анатольевна рассказала, что ныне городским советом упорядочен перечень объектов, фасады которых подлежат восстановлению. Теперь их осталось девятнадцать, то есть это только те объекты, на которых были начаты реставрационные работы. Под консервацией подразумевается восстановление кровли зданий и системы водоотведения, поскольку весеннее таяние снега может крайне негативно повлиять на и без того плохое техническое состояние фасадов.

Напомню, программа реставрации пятидесяти двух фасадов начала действовать при прежнем мэре Эдуарде Гурвице в 2010 году. Из них сорок семь являются памятниками архитектуры. Реставрационные работы выполняла компания, принадлежащая бывшему депутату горсовета Руслану Тарпану. Работы были начаты сразу на двадцати одном объекте, на двух — полностью завершены.

Новая городская власть приостановила все работы ввиду того, что не был проведен тендер на определение подрядной организации, и обвинила бизнесмена в том, что он незаконно «разрушил фасады», пригрозив судом с целью возмещения ущерба, который был определен в шестьдесят три миллиона гривень.

На пресс-конференции Наталья Штербуль подчеркнула, что все фасады, по ее мнению, были отобраны правильно, «по принципу необходимости», и еще раз отметила категоричность позиции  возглавляемого ею управления по вопросу приостановки реконструкции фасадов:

— Мы направили письмо в управление капитального строительства (УКС) Одесского горсовета с требованием немедленной консервации фасадов и недопущения разборки лесов. Увы. Сегодня могу констатировать, что все поменялось, город выделяет средства на консервацию фасадов. Но эти работы теперь подорожали, хотя бы по стоимости разборки и сборки лесов. А самое главное: когда демонтировался лепной декор фасадов, с него делались слепки, отливки. Где они сегодня находятся? По всей вероятности, у того подрядчика, который так и не стал легальным. И их следует вернуть, иначе фасады невозможно будет восстановить.

Тендер по определению подрядной организации, которая будет выполнять работы по восстановлению фасадов, проведет основной заказчик работ — Главное управление капитального строительства облгосадминистрации. Как уточнила Н. Штербуль, документация для проведения тендера практически готова. Ожидается, что УКС горсовета передаст своим областным коллегам все имеющиеся документы по реставрации фасадов. Сейчас этот вопрос «в стадии осмысления».

К проблеме восстановления фасадов одесских домов привлечены и научные силы города. Ученые Одесской государственной академии строительства и архитектуры определят степень нанесенного историческим зданиям ущерба, а также насколько критична ситуация с состоянием фасадов, какие работы должны стать первоочередными, следует ли проводить дорасчистку и нуждаются ли фасады в технической консервации — обработке специальным составом.

Технологически приступить к полномасштабному ремонту горе-фасадов можно будет только, когда в Одессе установится стабильный плюсовой температурный режим. А это значит, что реставрация начнется не раньше, чем через два месяца.

Предложение мэра Одессы Алексея Костусева привлечь для реставрации этих зданий в исторической части города средства инвесторов, которым будет разрешено надстроить над ними мансарды, Наталья Штербуль подвергла критике. По словам мэра, инвестор, надстроив здание, берет на себя обязательство полностью отремонтировать фасады и позаботиться о внутридомовых коммуникациях и водосточных трубах. Но кроме того, что надстройка мансардных этажей сама по себе является затратным делом, не каждое здание «в возрасте» может ее выдержать.

Наталья Штербуль напомнила, что в бытность мэром Одессы Руслана Боделана проект надстройки мансард над зданиями в центре города уже выносился на рассмотрение:

— Принципиально это возможно. Но нужно учитывать требования законодательства, ведь мы имеем дело с памятниками архитектуры. Следует определить, нет ли ограничений по высотности этих зданий, представлять, как эти мансарды будут вписываться в историческую среду.

Как пример Н.Штербуль привела здание с атлантами на улице Бунина, 8:

— Я не очень представляю, как над ним можно надстраивать мансарду.

Но главное в этом вопросе — техническое состояние конструкции объектов: выдержат ли они дополнительные нагрузки. Ведь некоторые здания в таком состоянии, что вряд ли перенесут надстройку, полагает Наталья Штербуль.

Выразив сомнение, что мансарды могут быть эффективным решением для спасения памятников архитектуры, она затронула еще один аспект — юридический, который нельзя не учитывать при реализации проекта с мансардами. Чердаки находятся в совместной собственности жильцов дома. Приоритет отдается жильцам верхних этажей, многие из них уже приватизировали чердаки. Следовательно, требуется их разрешение на проведение работ по надстройке мансард. Их передача после строительства инвестору — сложный юридический вопрос.

— Необходимо определиться с ценой вопроса. Ни один инвестор не будет вкладывать деньги, пока не посчитает, во что ему обойдется этот проект, — сказала Наталья Анатольевна. — В целом, для конкретных девятнадцати зданий, фасады которых в настоящее время консервируются, это не будет решением проблемы. Надстройка мансард ради спасения памятников архитектуры — путь, который можно осуществить. Но для этого нужны время и деньги. А сейчас такого времени нет.

В ответ на вопросы журналистов Наталья Штербуль подтвердила, что подала иск за оскорбление и клевету на заместителя мэра Одессы Александра Орлова. Первое заседание суда, на котором были юристы с обеих сторон, уже состоялось. Сейчас взят тайм-аут. А на первую декаду марта назначено второе заседание.

— Я не грозилась подать в суд, а сказала, что подам. Господин Орлов должен отвечать за свои слова. У меня такой принцип: «Пацан сказал — пацан сделал», как бы это странно ни звучало из моих уст.

Напомню: конфликт между Н. Штербуль и вице-мэром возник из-за обвинений А. Орлова в коррупции областных чиновников, давших «добро» на реставрацию исторических фасадов домов. В свою очередь, Наталья Штербуль подала в суд иск о защите ее чести и достоинства.

Далее еще одна наболевшая тема, получившая недавно продолжение, — состояние Белгород-Днестровской (Аккерманской) крепости. Недавно стало известно, что в целях сохранения этого уникального памятника истории и архитектуры национального значения создано коммунальное предприятие «Фортеця». Это решение вызвало разного рода кривотолки и слухи.

Наталья Анатольевна пояснила, что коммунальное предприятие должно стать эффективным органом управления крепостью, способным вывести ее из тяжелого состояния, в котором она находится.

Вопрос создания КП «Фортеця» был инициирован не управлением охраны объектов культурного наследия облгосадминистрации, а как ответ областного руководства на проблемы с крепостью.

Являясь памятником архитектуры государственного значения, древняя крепость находится не в государственной собственности, а в совместной собственности территориальных громад Белгорода-Днестровского, управление которыми осуществляет областной совет. Ситуация в сфере финансирования Белгород-Днестровской крепости сложилась критическая. В 2011 году закончилась государственная программа по оказанию помощи этому памятнику древности. Да и то за шесть лет, что действовала программа, финансирование крепости осуществлено всего на 9,8 процента. Причем за этот период деньги поступали только из государственного и областного бюджетов. Из бюджета Белгорода-Днестровского на реставрацию крепости, служащей подмостками для проведения концертов, театрализованных представлений, фестивалей и рыцарских турниров, не поступило ни копейки. Кроме того, музей, использовавший крепость в туристических целях, не имел договора аренды.

Таким образом, по мнению Н. Штербуль, памятник архитектуры эксплуатируют, зарабатывая на нем деньги и не желая вкладывать средства в его развитие и сохранение:

— Белгород-Днестровская крепость напоминает мне корову, которая уже не может стоять на ногах, но ее продолжают доить. Там находятся торговые точки, туда продаются билеты. И ничего в нее не вкладывается. В такой ситуации крепость можно потерять.

КП «Фортеця» призвано отработать такие программы, которые позволят вдохнуть в эту крепость новую жизнь. В ближайшее время все вопросы по созданию коммунального предприятия будут согласованы с руководством Белгорода-Днестровского.

В первую очередь, с территории крепости уберут пивные и другие торговые ларьки. Эмблема крепости будет официально зарегистрирована, за ее использование необходимо будет платить. Для привлечения большего количества туристов в крепость и увеличения доходов от туристической сферы уже ведутся переговоры с рекламными и туристическими компаниями. Но понятно, что только билетами не заработаешь на сохранение и реставрацию этого объекта.

Наталья Штербуль сообщила, что сейчас готовятся документы для получения гранта Евросоюза на три миллиона евро:

— Хотя гарантировать, что они поступят, никто не может.

Журналисты поинтересовались судьбой и других городских объектов, находящихся в бедственном положении, — Дома Русова и Английского клуба.

Н. Штербуль сообщила, что консервационные работы в Доме Русова были выполнены и дальнейшие разрушения здания остановлены. Но дальше этого дело не идет. Областные власти не одобрили обнародованный проект реконструкции дома.

Напомню: компания-инвестор, занимающаяся реконструкцией здания, — фирма «Стройинвестгрупп», входящая в группу компаний «Инкор». «Инкору» принадлежит около девяноста процентов здания, в том числе аптека Гаевского. В качестве консультанта по реконструкции Дома Русова и прилегающего квартала был приглашен испанский архитектор-урбанист одесского происхождения Мануэль Нуньес-Яновский.

Что касается Музея морского флота, то Н. Штербуль посетовала, что инвестиционная программа восстановления Английского клуба так и не была реализована. По ее словам, это был реальный шанс сохранить памятник истории. На сегодняшний день ни городской, ни областной бюджеты эту задачу не решат. В здании выполнены лишь первоочередные и противоаварийные работы. Добавим: после пожара в 2005 году здание музея два года стояло без крыши.

Наталья БРЖЕСТОВСКАЯ.

Вверху на фото: Наталья Штербуль

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...