Суд не торопится, или Ещё раз о «Миаре»

В статье «Взяли кредиты — лишились квартиры» («Юг» за 24 сентября 2011 года) речь шла о людях, доверившихся, как они считали, солидной компании «Миар»: компания, предоставив кредиты под залог недвижимости, мошенническим образом завладела их квартирами, частными домамии имуществом стоимостью, в десятки раз превышающей сумму кредита.

Сейчас шестнадцать сотрудников этой компании во главе с ее руководителями Иваном и Романом Микуличами (отцом и сыном) находятся на скамье подсудимых. Уголовное дело, возбужденное в отношении них по пятнадцати эпизодам, слушается в Киевском районном суде Одессы.


В статье «Взяли кредиты — лишились квартиры», напомним, мы сообщали, что в сентябре 2010 года заместитель генерального прокурора Украины Виктор Пшонка, нынешний генпрокурор, подписал «Постановление о возбуждении уголовного дела, объединении уголовных дел в одно производство и определении подследственности». Это документ на шести страницах. В нем шестнадцать сотрудников компании «Миар» были названы подозреваемыми по многим статьям Уголовного кодекса Украины: ч. 1 ст. 255 — создание преступной организации, ч. 3 ст. 209 — легализация (отмывание) доходов, полученных преступным путем, совершенная организованной группой или в особо крупных размерах, ч. 4 ст. 190 — мошенничество, совершенное в особо крупных размерах или организованной группой, и др.

В постановлении было указано, что преступная организация действовала на территории Одессы, в результате ее мошеннических действий в 2007 году в городе остались без жилья четыреста семей (подчеркнем: и это только в 2007 году).

Но вернемся ко дню сегодняшнему. Подсудимые находятся на подписке о невыезде и… продолжают свою деятельность. Недавно без решения суда они выселили из частного дома многодетную семью Марины Бельчевой. В семье есть несовершеннолетние дети и ребенок-инвалид.

В связи с этим 23 апреля этого года возле Одесской областной прокуратуры прошел пикет. Пикетчики — одесситы, пострадавшие от миаровцев, требовали заключения под стражу тех, кого Генеральная прокуратура признала организованной преступной группой.

Напомню, в 2006 году потерпевшие от миаровцев объединились и зарегистрировали общественную правозащитную организацию «Надежда». Ее девиз: «Вместе — мы сила. Сумел защитить себя, помоги другому». В организации есть люди, которые судятся с компанией «Миар» еще с 2002 года.

Обращаясь в «Юг» и другие средства массовой информации, потерпевшие рассказывали о преступных схемах, используемых мошенниками, и призывали одесситов не верить фирмам, предлагающим кредиты под залог недвижимости, поскольку фигуранты уголовного дела гуляют на свободе. Они, находясь на подписке о невыезде, продолжают предлагать сомнительные финансовые услуги, цена которым — квартира или частный дом, независимо от суммы взятого кредита. Их жертвами чаще всего становятся пенсионеры или люди, которые по тем или иным причинам не могут получить кредит в банке.

Те, кто судился с компанией, предупреждали также о том, что ее сеть очень разветвленная. Еще в далеком 1999 году на ее основе, согласно лицензии, были созданы правозащитная организация «Миар», третейский суд «Миар» и ломбард «Миар». Главный офис находился тогда на Преображенской, 88, а второй — на Малой Арнаутской, 42. Создавать новые дочерние предприятия и менять названия старых — обычная практика.

Сейчас, кстати, по словам пикетчиков, фигуранты уголовного дела продолжают свою деятельность во вновь созданной кредитно-финансовой группе под названием «Финанс-экспресс».

В 2006 году, на момент регистрации общественной правозащитной организации «Надежда», потерпевших от миаровцев насчитывалось около восьмисот человек, сейчас в организации «Надежда» их чуть больше пятидесяти. По словам председателя организации Людмилы Барановой, кто-то умер, у кого-то опустились руки, а кого-то попросту запугали. Считанные люди в судебном порядке вернули себе отнятые у них квартиры или частные дома. Сама Людмила Баранова не позволила мошенникам отнять у нее частный дом в Киевском районе на улице Ромашковой. Нина Мигулева, заместитель председателя общественной организации, в судебном порядке не допустила продажи квартиры на проспекте Шевченко. Квартира принадлежала мужу, а правоустанавливающие документы на нее мошенники выманили у него обманным путем. Обо всем этом мы подробно рассказывали на страницах «Юга» в сентябре прошлого года.

Обе эти женщины не покинули организацию, а возглавили ее и продолжают помогать остальным потерпевшим от мошеннических действий миаровцев. Утром 23 апреля у стен областной прокуратуры они были среди пикетчиков. Около двадцати человек с плакатами: «Миаровцев за решетку!» требовали от судьи С.П. Галия ускорения судебного рассмотрения уголовного дела и вынесения приговора, а также изменения меры пресечения для подсудимых — с подписки о невыезде на содержание под стражей.

Поводом к пикету стал новый факт бесчинства представителей компании «Миар»: из частного дома в селе Корсунцы Коминтерновского района Одесской области без решения суда выбросили на улицу многодетную семью Марины Бельчевой.

Для тех, кто не читал прошлогоднюю статью «Взяли кредиты — лишились квартиры», скажу, что как только это резонансное дело, которым ранее занималась Генеральная прокуратура, было направлено в Киевский районный суд Одессы, потерпевшие забили тревогу. Во-первых, они не понимали, почему в Киевский? Им ответили, дескать, потому, что большинство потерпевших от деяний «Миара» проживают в Киевском районе. Во-вторых, потерпевшие не доверяли одесским судьям, поскольку ранее многие из них в разные годы выносили оправдательные приговоры по делам «Миара». В-третьих, они опасались, что судья Галий «спустит дело на тормозах» и не доведет его до приговора. Подтверждение опасению имелись. Так, в 2011 году слушание дела было приостановлено с июня по октябрь по причине болезни одной из подсудимых. Если бы шестнадцать подсудимых, находящихся на подписке о невыезде, выбрали бы такой способ затягивания дела и начали по очереди «болеть», то слушание могло затянуться на долгие годы. К слову, вопрос ускорения судебного расследования актуален до сих пор.

И, наконец, было еще одно немаловажное сомнение.

— Я обращалась к Президенту Украины и к генеральному прокурору с просьбой изменить подсудность, — рассказывала в сентябре прошлого года в редакции «Юга» Нина Мигулева. — Не может один судья районного суда выносить единолично приговор по такому резонансному уголовному делу. По нашему мнению, сюда должна приехать коллегия судей из какой-то северной области Украины.

С момента этого разговора прошел без малого год, а ситуация не изменилась. Приговора суда нет, слушание дела ведет один судья.

Пикетчики рассказали мне, что они неоднократно просили изменить подсудимым меру пресечения с подписки о невыезде на содержание под стражей, поскольку те оказывали давление и на них, и на свидетелей:
— Нам отказали. Дескать, зачем их «закрывать»? Они не скрываются, на суды ходят исправно, новые преступления не совершили. Если будут новые факты, тогда, мол…

А то, что многие потерпевшие не приходят в суд, опасаясь за свою жизнь, это доказать невозможно.

— Незаконное выселение семьи Марины Бельчевой — это новое преступление миаровцев. Теперь им должны изменить меру пресечения с подписки о невыезде на заключение под стражу, — считают пикетчики.

Протестующие почти уверены, что мошенники находят «сочувствие» в суде, прокуратуре и милиции. В ином случае при такой численности потерпевших они давно бы отбывали срок в местах лишения свободы. Да и чего греха таить: на скамью подсудимых их посадили не правоохранители, а сами потерпевшие, которые несколько лет назад начали бороться с мошенниками.

В день проведения пикета в областную прокуратуру приехала дочь Марины Бельчевой Алла. Она рассказала журналистам о том, как 18 апреля этого года без решения суда и присутствия представителя исполнительной службы миаровцы выселили ее семью из частного дома.

— Эта история длится с 2006 года. Тогда моя мама взяла в этой компании кредит в размере шестидесяти пяти тысяч условных единиц, — сказала Алла.— У мамы был свой успешный бизнес по выращиванию грибов-вешенок. Кредит она выплачивала исправно, но вдруг позвонила ее сестра, директор агентства по недвижимости, и сообщила, что наш частный дом выставлен на продажу.

Мама тут же поехала в офис «Миара» на Преображенскую к партнеру Ивана Микулича Андрею Иванову узнать: в чем дело? Тот сказал, что это недоразумение, мол, о продаже дома он ничего не знает. «Не знал» о продаже дома и другой партнер Роман Микулич, который в дальнейшем выступал в суде как собственник нашего дома. Тогда мама поверила этим людям. И продолжила выплачивать кредит.

По словам Аллы, проблемы начались еще в день заключения договора о взятии кредита, но на это не обратили внимания. Вначале хотели оформить договор займа денег Мариной Бельчевой у Андрея Иванова, но потом передумали и деньги в первый день не выдали. Спустя пару дней заем денег оформили договором купли-продажи дома Роману Микуличу. Шестьдесят пять тысяч условных единиц выдавались Бельчевой под два процента годовых.

В статье «Взяли кредиты — лишились квартиры» мы писали: компания «Миар» не оставляла своим клиентам возможности доказать в суде то, что они выплачивали кредит. Деньги, отданные кассиру компании, не проходили через кассовый аппарат. Банковскую квитанцию об очередном погашении кредита клиенты компании не получали, а ставили свою подпись в ведомости, приложенной к договору, в графе об очередной оплате. Так делала и Марина Бельчева до тех пор, пока на нее не подали иск в суд, обвинив в неуплате кредита.

Договорные отношения с Мариной Бельчевой компания «Миар» прервала еще в 2007 году по решению третейского суда «Миар», хотя условия договора она не нарушала. С тех пор над семьей нависла реальная угроза потерять дом.

Забегая вперед, скажу, что на 30 апреля этого года было назначено заседание суда по иску Марины Бельчевой к Роману Микуличу о признании недействительным договора купли-продажи дома, но его перенесли на 22 мая.

В 2007 году, по словам Людмилы Барановой, попытка выселить семью Бельчевых из дома миаровцам не удалась. Вовремя вмешалась общественная организация «Надежда» и не позволила выселить людей без решения суда и присутствия представителей судебной исполнительной службы.

— Андрей Андреевич Иванов в 2007 году по решению третейского суда «Миар» вывез нашу мебель в неизвестном направлении, — рассказывает Алла. — Я обращалась в исполнительную службу Коминтерновского района узнать, где находится наша мебель и другое имущество, но ответа не получила.

В 2010 году миаровцы выселили Бельчевых из дома и удерживали его в своем распоряжении около восьми месяцев. В судебном порядке дом удалось вернуть. Семья вновь поселилась в нем, хотя знающие люди советовали его продать, дескать, от греха подальше.

18 апреля этого года миаровцы, повалив забор и взломав входную дверь, захватили дом.

— Дома были мама, папа, моя родная восьмилетняя сестра, инвалид по ДЦП, старший и младший братья и мой полугодовалый сын, — продолжает Алла. — Меня в момент захвата дома не было. Уезжая утром по делам, я видела недалеко от дома подозрительную машину, но подумала, что это люди приехали на кладбище помянуть близких. Дни-то были пасхальные.

Моего папу миаровцы ударили по почкам, и он будет обращаться с просьбой о проведении судебно-медицинской экспертизы. Сестра-инвалид очень испугалась — у нее случился приступ. Меня в дом пропускать не хотели, грозились, что не отдадут сына. Кстати, Иван Микулич неоднократно угрожал мне: «Если будешь обращаться в суд, подумай, что у тебя есть сын».

Приютили нас соседи, хоть и сами живут очень скромно. Спим мы у них на полу, так как из всей нашей мебели нам отдали только один диван. Выселяли нас незаконно: без решения суда и без судебного исполнителя.

К пикетчикам вышли сотрудники областной прокуратуры и пригласили представителей протестующих пройти в здание.

— Нас принял заместитель прокурора области Денис Сергеевич Черных, который курирует работу по поддержанию государственного обвинения, — сказала Людмила Баранова. — Он сообщил, что гособвинитель, участвующий в судебном заседании, будет ходатайствовать перед судом об изменении меры пресечения подсудимым — с подписки о невыезде на содержание под стражей.

По словам пикетчиков, в прокуратуру были переданы видеоматериалы о захвате дома в селе Корсунцы — все это можно назвать полным беспределом, совершенным на глазах у детей.

Людмила Баранова посетовала на то, что защищать и морально поддерживать членов общественной организации «Надежда» становится физически сложно:

— На поселке Котовского живет потерпевшая от «Миара» восьмидесятичетырехлетняя старушка. Она не в состоянии приходить на судебные заседания, она вообще не выходит из дома. Пока живет в своей квартире, а могла быть выброшенной на улицу, как семья Бельчевых. Суды еще не закончились, и кроме общественной организации, ей помочь больше некому…

Очень хочется верить, что мошенникам все же дадут по рукам — приговором суда.

Елена УДОВИЧЕНКО.

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...