Получение земельных документов — дело «тонкое», или Об очередях нашего времени

Не надо думать, что очередь как атрибут советского времени изжита нами навсегда. Ничуть не бывало. Если вам предстоит пройти процедуру оформления или переоформления каких-либо документов на землю, приготовьтесь к тому, что стоять в очередях придется часами, а ходить за документами годами…

За адресами: улица Космонавтов, 32, 34, 36 прочно закрепилось шуточное название Бермудский треугольник. Городское, областное управления земельных ресурсов Госкомзема Украины находятся там. Шутка шуткой, а если серьезно, то «треугольник» действительно надолго «затягивает» в себя людей, пришедших оформлять какие-либо документы на землю. Выбраться из него победителем — дело мудреное.

По перечисленным адресам, как в поликлинике, каждый стоящий в очереди норовит рассказать другому, что у него «болит». Где ни стань, везде звучат истории одна другой краше, и все, как одна, испытаны на себе.

Самое распространенное из того, что можно услышать:

— Два года хожу, и все без толку, — говорит один.

— Два? — переспрашивает другой. — Я пять лет хожу и ничего добиться не могу.

В таких случаях люди из очереди сочувственно качают головами. Кто-нибудь обязательно поинтересуется, в чем дело, и начнет давать советы, основанные на собственном накопленном опыте.

— Шесть лет хожу и не могу оформить приватизацию приусадебного участка, — поделилась однажды одесситка, выходя из кабинета «высокого» руководителя (Космонавтов, 32), к которому она приходила жаловаться на бюрократические препоны.

На вопрос, почему так долго, объяснила:

– Землеустроительные работы стоят недешево. Пока собрала деньги и пакет документов, умерли соседи-смежники, согласовавшие мне границы моего участка. Новые соседи купили их участки без документов на землю, ошибочно думая, что сами быстро завершат начатый прежними хозяевами процесс приватизации. Но не тут-то было. Возникли проблемы, а любая проблема — это зря потерянное время. Наконец, когда процесс взаимного согласования границ завершился, и я в установленном порядке сдала в работу собранный пакет документов, мне сказали ждать.

Ждала я долго, потом заболела и попала в больницу. Выйдя из больницы, поинтересовалась, где мои документы, но мне сообщили, что они потерялись. Теперь их ищут, а я не знаю, что делать, поскольку у меня снова сменились соседи… 

Физические и юридические лица, зарегистрированные в городе, решают свои земельные вопросы на Космонавтов, 36, в городском управлении земельных ресурсов Госкомзема Украины.

По вторникам и четвергам там можно сдать пакет документов на оформление той или иной операции с землей, например, на приватизацию земли, на оформление государственного акта на землю либо на присвоение кадастрового номера земельному участку, а также на денежную оценку земли и прочее. Официальный срок изготовления документа — месяц.

По истечении месяца, в среду после обеда можно попытать счастье получить то, что ожидаете. Именно попытать, а не получить. Выстояв очередь, вы можете услышать: «Ваш документ еще не готов, зайдите в следующий раз, а лучше звоните».

Звонить пробовали все — безрезультатно: телефонную трубку или не берут, или вы услышите короткие гудки. Вот почему очередь гневно взрывается, когда кто-то говорит: «Мне на минутку, мне надо только узнать…». В ответ на такую просьбу звучит традиционный ответ: «Мы все здесь стоим, чтобы «только узнать».

— Очереди невероятные как на сдачу, так и на получение документов, — рассказывает коллега-журналист, проживающая в частном секторе. — Помимо «живой» очереди, люди по собственной инициативе составляют списки, чтобы усилить организованность собравшихся.  

Список позволяет человеку ненадолго отлучиться. Кроме того, записать в список вас может по вашей просьбе другой человек. Главное, чтобы вы точно знали, под каким номером и под какой фамилией вас записали.

Поднимаешься на третий этаж и уже в коридоре сразу чувствуешь себя, как в переполненной маршрутке, не протолкнуться к тому, кто ведет список. Если прийти к началу приема — к двум часам дня, то впереди будут стоять шесть десятков человек. Лично я была и пятьдесят восьмой, и шестьдесят пятой… Но надо сказать, на прием попадала. Что делали те, кто оставался после меня, не знаю.

Если прием документов ведется в первой и во второй половине дня, то списки обычно разные: до обеда одни, после обеда — другие. Устные заявления типа «я еще до обеда тут стояла» должны быть подкреплены свидетельскими «показаниями», в ином случае вас не пропустят.

Тот, кому в среду вернули пакет документов на доработку, придет во вторник или четверг, чтобы сдать его снова. Тот, у кого в эту среду документ не был готов, будет ходить за ним во все последующие среды пока не получит.

В коридорной толпе накапливаются отрицательные эмоции, рождаются слухи и подозрения, дескать, кому-то очень надо, чтобы люди вот так стояли.

Вот несколько историй, рассказанных очевидцами.

История первая. Для нотариального переоформления земельного участка с одного пользователя на другого (дарение либо купля-продажа), помимо прочих, необходимо еще два документа: денежная оценка земли и выписка из поземельной книги. То ли по забывчивости, то ли по незнанию, но второй документ был заказан тогда, когда первый уже был готов. На процедуру вышеупомянутых операций владельцу участка дается три месяца, после чего ряд документов утрачивает силу, и их следует заказывать вновь.

Желая подстраховаться, собственник земли попросил сделать выписку из поземельной книги за три недели, а не за месяц.

— Если замначальника разрешит, сделают, — ответили ему.

Замначальника разрешил, и на заявлении сверху написал простым карандашом: «Три недели». А вот потом и случилась эта история.

По истечении трех недель заказчик пришел получать документ, но ему ответили, что еще не время. Когда он напомнил о «резолюции» насчет трех недель, его спросили:

— Вы заходили к исполнителю?

Услышав отрицательный ответ, сотрудница, ответственная за выдачу документов, ушла что-то выяснять.

— Ваш документ не готов, — сказала она, вернувшись. — Придете через неделю.

Заказчик возражать не стал и пришел через неделю, когда, по закону, документ должен бы быть готов без всяких просьб. К своему удивлению, он снова услышал тот же ответ: «Ваш документ не готов». Человек поднял большой шум, что само по себе не принято в тамошних кабинетах. Посетители, боясь неизвестно чего, редко заявляют о своих правах, даже при грубых их нарушениях.

— Замначальника сейчас нет, появится он в конце дня. Ваш документ им не подписан, — объяснили человеку. — Вам следует прийти через неделю.

Понимая, что следующая неделя будет пятой, а срок подготовки документа четыре недели, владелец земельного участка был неумолим. Он требовал соблюдения буквы закона. Сотрудница, сбитая с толку его праведным гневом, в качестве исключения позволила прийти ему в неурочное время — утром следующего дня. При этом она все же пыталась довести до его сознания свою правоту: дескать, работы много, документ готовился в последний день, никто не ожидал, что замначальника будет отсутствовать и не успеет его подписать.

Каково же было удивление, когда на полученном документе заказчик увидел дату недельной давности. Остается только догадываться, почему документ, подготовленный за три недели, не хотели выдать даже спустя четыре недели, но дотошный клиент не поленился и задал этот вопрос заместителю начальника. И что? Тот вызвал исполнительницу документа к себе в кабинет и переадресовал ей вопрос, но ответа не получил. Раздосадованный случившимся чиновник спросил клиента:

— Что вы, собственно, хотите? Какая вам разница, какая дата стоит на документе? Вы его получили, так о чем речь?!

А речь о том, что владелец земельного участка, будучи по натуре перестраховщиком, поставил сотрудников городского управления Госкомзема Украины в неудобное положение. Запас времени у него был, но сотрудники управления об этом не знали и повели себя с ним так, как обычно ведут себя с теми, кто загнан в угол горящими сроками. Не ожидали они, что он посмеет добиваться своих прав.

История вторая. В первые годы приватизации земли государственные акты на землю выдавались без кадастрового номера. Одесситка, имеющая госакт, выданный в 2001 году, обратилась в январе этого года в подрядную организацию (на Пушкинской) с просьбой присвоить кадастровый номер ее земельному участку. Подрядная организация была выбрана не случайно. Женщина ей доверяла, поскольку еще в 2000 году эта организация готовила документы на приватизацию земли и на получение государственных актов не только ей, но и всем ее соседям.

Для разработки документации на присвоение кадастрового номера с организацией был заключен договор, предусматривающий проведение землеустроительных и прочих необходимых работ. Формально подрядная организация условия договора выполнила, то есть выдала «отчет» о проведенных работах в месячный срок. Как говорится, придраться было бы не к чему, если бы дальше не началось нечто непонятное.

Собственница земельного участка отправилась с полученным документом в городское управление Госкомзема Украины (Космонавтов, 36). В приемный день, выстояв колоссальную очередь, сдала его в установленном порядке, а в назначенный день пришла за получением желаемого документа. Однако женщина получила отказ. Ей вернули сданный ею пакет документов со списком замечаний. Ошибки должна была устранить подрядная организация. Философски оценив ситуацию, дескать, все люди могут ошибаться, она снова пришла в подрядную организацию. Ее визиту там не удивились.

— Это обычная практика, — сказали ей. — Они всегда пишут какие-то замечания. Разберемся.

Не прошло и месяца, как разобрались, учли замечания, устранили ошибки. Женщина вновь пошла на Космонавтов, 36 сдавать труд подрядной организации. Снова выстояла очередь, но на этот раз при приеме пакета документов ей выставили счет в размере около шестидесяти гривень. Сумма взимается за повторную проверку документов. Без оплаты документы не принимаются. Срок повторного их рассмотрения в управлении — месяц.

Словоохотливый мужчина из очереди поспешил сообщить, что документы на доработку и исправления могут возвращать не единожды, и каждый раз придется платить по шестьдесят гривень. Испытано, мол, на себе.

— Как же так? Подрядная организация делает ошибки, а я должен их оплачивать? — возмутился другой мужчина. — Документ правильно сделать не могут?

Мужчину поддержали еще несколько человек, и в коридоре стало шумно. Кто-то обвинял подрядчиков, а кто-то подозревал в недобросовестности управление земресурсов.

— Подрядчики — люди подневольные. Они зависят от управления, — вмешалась в разговор мудрая женщина. — Вы видели список замечаний? Вы в состоянии разобраться в нем и точно сказать, что эти ошибки действительно есть в вашем документе? Мы же платим неизвестно за что.

Все, кто стоял в очереди, включились в жаркую дискуссию, а в результате все остались при своем мнении. Но вернемся к нашей истории.

Соискательница кадастрового номера, вторично сдав пакет документов на проверку в управление, стала ждать месяц, но среда выпадала на праздничный майский день. После праздников, опять-таки выстояв очередь, она узнала, что документ возвращен в подрядную организацию на исправление еще до майских праздников.

— Над вашим документом мы работаем, исправляем потихоньку, — сообщили женщине по телефону в подрядной организации. — Вы не волнуйтесь, когда все будет готово, мы вам позвоним.

Была середина июня, и женщина решила разобраться, в чем дело. «Как можно наделать столько ошибок, чтобы потом их полгода исправлять? — думала она. — Да и какие могут быть ошибки, если право собственности на землю подтверждено государственным актом, а заборы смежников не перемещались?».

Июнь — пора отпусков, и общаться пришлось не с руководителем подрядной организации, а с ее заместителем и землеустроителем.

— Вы не представляете, сколько работы с вашим документом, — сказала землеустроитель. — Вы, наверное, не знаете, что два соседа влезли к вам на участок?

Женщина потеряла дар речи, а когда пришла в себя, стала что-то говорить о незыблемости заборов. Тут ей объяснили, что заборы — не при чем. «Влезть» можно не физически, а документально, что, дескать, и сделано.

Честно говоря, такое откровение землеустроителя, если к нему относиться серьезно, заслуживает внимания прокуратуры, поскольку ни один заказчик подрядной организации не может знать, что делается в документах его соседей. Изменить что-либо в этих документах он тоже не может.

Дальше — хуже. Спустя полгода женщине, имеющей государственный акт на приусадебный земельный участок и желающей получить лишь кадастровый номер, вручили для сбора подписей акт согласования границ с соседями. А это значит, что те, кто «документально влезли» на ее участок, о чем знает только землеустроитель, теперь должны решить: согласовать ей границу, указанную в госакте, или нет. При отсутствии их подписей в акте кадастровый номер земельному участку не присвоят. Нормально?

Поначалу героиня этой истории решила, что произошло какое-то чудовищное недоразумение, тем более что акт назывался очень мудрено: «Акт приемки-передачи межевых знаков на хранение». Она вошла в Интернет и узнала, что при первоначальном отводе земли (например, где-то в степи) устанавливаются межевые знаки, которые имеют даже свою цену — пятьдесят гривень за штуку. Лицам, имеющим государственный акт на землю, межевые знаки устанавливать не обязательно.

— Вы что — геодезист или землеустроитель? Что вы в этом понимаете? — спросил женщину заместитель начальника подрядной организации, исполнявший в тот момент обязанности начальника. — К вашим границам соседи могут иметь претензии, поэтому вы должны собрать подписи. Впрочем, это не моя прихоть, это требование городского управления Госкомзема Украины. Оно требует соблюдения статьи пятьдесят шестой Закона Украины «О землеустройстве». Требование введено в две тысячи десятом году.

Почему это требование не распространялось на соседей, получивших кадастровый номер в 2011 году, и.о. начальника объяснить женщине не смог.

Замначальника городского управления Госкомзема Украины Сергей Неголюк в определенные дни консультирует население по всем вопросам, касающимся землеустройства. К нему, по совету специалистов, и обратилась женщина, но говорить серьезно в тот день чиновнику не хотелось. Не дослушав вопрос, он сказал:

— Когда будет коммунизм, я не знаю. С другими вопросами ко мне не обращаются.

После этих слов посетовал еще на то, что приходится общаться с посетителями, которые ничего не смыслят в землеустроительном деле, и женщина сразу вспомнила, что это она уже слышала в подрядной организации. Вероятно, фраза исключительно «профессиональная».

Наконец, удалось поговорить по существу.

— Что касается акта приемки-передачи межевых знаков, о котором вы спрашиваете, то я как чиновник и мои подчиненные как чиновники имеем право его требовать на основании Закона
«О землеустройстве». Вы специального образования не имеете, поэтому не надо нас учить, что нам делать, — сказал Сергей Неголюк.

— Почему эта норма закона распространяется не на всех, а только на избранных? — поинтересовалась женщина, имея в виду соседей.

— Электронная база согласующих подписей стала создаваться в Одессе после две тысячи третьего года. Если в нашем архиве имеются данные о том, что ваши соседи согласовали вам границы, то этот акт не нужен. У вас госакт от две тысячи первого года, поэтому сомневаюсь, что такие данные в архиве есть, — уточнил Сергей Неголюк.

Оказалось, что в архиве подписи двух соседей сохранены, и распечатка архивных данных имеется в комплекте документов. Исходя из слов Сергея Неголюка, собирать их вновь не надо, но…

Заместитель начальника отдела кадастровых номеров городского управления Госкомзема Украины Ирина Кислова с этим не согласна. Она считает, что подписи надо собирать вновь.

Возникает вопрос: каким образом оформлялись документы соседям и как они обошлись без подписи женщины?

Начальник подрядной организации, как и следовало ожидать, выйдя из отпуска, сказала: информация о том, что соседи «влезли» на территорию женщины, не соответствует действительности. Это сущая ерунда. Землеустроитель, молодая девушка, дескать, не разобралась, и теперь все документы откорректированы… правильно.

Так кому верить? Почему требование о сборе подписей не утратило своей актуальности даже при наличии госакта на землю? Почему документ, который готовится профессионалами, не может преодолеть бюрократические препоны более полугода? Почему никто не несет за это ответственность? Почему, вопреки закону, согласовать границу земельного участка требуют даже тогда, когда этой границей является стена узаконенного дома?

Вопросов много, но отвечать на них, как я полагаю, никто не станет. Очевидно, кто-то очень заинтересован в том, чтобы люди с документами на руках годами ходили из кабинета в кабинет, не имея возможности реализовать свои законные права.

Всем известно, что коррупция возникает там, где у должностных лиц есть личное право — запретить или разрешить, и от этого права они не намерены отказываться.

Елена УДОВИЧЕНКО.

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...