«Мы ещё поработаем и поборемся вместе, дорогие одесситы!»

Эдуард Гурвиц, мэр Одессы в 1994—1998 и 2005—2010 годах, человек, уже прочно вошедший в историю Южной Пальмиры. Это признают не только его сторонники, но и ярые противники. К Гурвицу можно относиться диаметрально противоположно, но не признавать его и тем более сбрасывать со счетов как серьезного политика — неразумно.

Эдуард Гурвиц сделал себя сам, он не был человеком номенклатуры, всегда имел свою (пусть и не всеми воспринимаемую) принципиальную позицию. Маленький штрих к портрету: 19 августа 1991 года Гурвиц не побоялся объявить территорию Жовтневого райисполкома Одессы свободной от ГКЧП. Он умеет и выигрывать, и проигрывать, трезво оценивать ошибки и вновь выходить на ринг политической борьбы, как это происходит сегодня.

Предлагаем эксклюзивное интервью, которое Эдуард Иосифович согласился дать интернет-изданию «Рупор Одессы», отвечая на вопросы читателей.

— Эдуард Иосифович! Ваше выступление на предвыборном съезде «УДАРа» было, пожалуй, самым нестандартным, острым и боевым. Тем не менее ответьте: зачем и почему вы в очередной раз идете в украинскую политику? Один из ваших «симпатиков» (в кавычках), например, спрашивает: чего еще Гурвицу нужно — у него же все интересы за пределами Украины?

— В 2010 году, накануне местных выборов, я говорил, что вряд ли принял бы в них участие, если бы не парадоксальный выбор кандидата в мэры от партии власти. Парадокс заключается в том, что это был худший выбор из всех возможных даже теоретически. Протягивая всеми неправдами Костусева, Партия регионов заведомо уничтожала все, чего город добился за предыдущие годы, а заодно и свой авторитет. Это вандализм чистой воды, поскольку отличительная особенность вандализма — бессмысленность разрушения.

Худшие прогнозы сбылись, к сожалению, не только в отношении конкретной бездари, но и местного самоуправления в Украине в целом. В угоду так называемой «вертикали власти» оно было окончательно демонтировано, что автоматически исключило Украину из числа демократических государств. Мы не должны забывать: демократия — это не только независимые суды, свободная пресса, честные выборы, это еще и независимое от центра дееспособное местное самоуправление.

Ситуацию необходимо менять в корне, иначе все, что происходило в Украине после провозглашения независимости, по большому счету, теряет свой смысл. Вот почему я, как вы говорите, в очередной раз иду в украинскую политику. Традиция приписывать мне какие-то интересы за пределами Украины насчитывает уже не первый десяток лет. Но даже за такой солидный срок «доброжелатели» не обзавелись ни одним конкретным примером. Снежному человеку и летающим тарелкам повезло много больше — их фотографируют в среднем раз в два—три года.

— И все-таки — почему именно «УДАР»? По поводу объединенной оппозиции вы свою позицию обозначили четко, но есть же еще, например, «Украина — вперед!» Натальи Королевской, есть «Наша Украина»...


— Я уже говорил, «УДАР», пожалуй, единственная оппозиционная партия, программа которой предусматривает кардинальную реформу местного самоуправления, цель которой — реанимация этого базового для любой страны уровня демократии.

«Наша Украина» по ряду причин, прежде всего, субъективного характера, не является сегодня конкурентоспособной оппозиционной силой, обладающей необходимым для прохождения в Верховную Раду уровнем поддержки избирателей. А «Украина — вперед!» — вообще продукт черных политических технологий. Это искусственное образование, цель которого ослабление лагеря оппозиционных сил путем создания ложной альтернативы. Надеюсь, украинского избирателя не введут в заблуждение ни псевдооппозиционный фасад этой партии, ни несколько известных фамилий, мобилизованных в последний момент для ее раскрутки.

— Какую роль будет играть Гурвиц в организации предвыборной кампании «УДАРа» на Одесщине? И каковы шансы «УДАРа», на ваш взгляд, в Южной Пальмире?

— У партии «УДАР», на мой взгляд, в Одессе хорошие шансы. И не только в силу личной популярности Виталия Кличко. Одесситам импонирует принципиальная позиция этой партии, отвергающей «стабильность» последних лет и обладающей иммунитетом к политической продажности. Одесситы, как я могу судить, ценят отсутствие в списке «УДАРа» лиц, замешанных в коррупционных скандалах, войнах за кресла и должности и примелькавшихся за последние годы в пустопорожних телевизионных шоу. Ну а я буду делать для победы партии «УДАР» все, что в моих силах.

— Вернемся от политики к делам более земным, которые интересуют жителей нашего мегаполиса. Вот уже почти два года, как вы оставили пост одесского городского головы. У вас, конечно, было время поразмышлять над тем, что происходило и происходит в Одессе, со стороны объективно и непредвзято посмотреть как на свою деятельность в бытность мэра, так и на то, что мы имеем сегодня.

Учитывая ваш многолетний административно-хозяйственный опыт управления мегаполисом и умение откровенно отвечать на поставленные вопросы, скажите прямо: что по-крупному удалось сделать в период вашего управления городом, а что и по каким причинам решить не удалось?

— Скажу прямо: если вы одессит, то и сделанное, и несделанное нашей командой вам известно не хуже меня. И ваше святое право как избирателя оценить сделанное, исходя из собственного видения проблемы. Когда менеджер любого уровня, будь то мэр, тренер олимпийской сборной или президент страны, начинает сам перечислять свои достижения и объяснять свои неудачи, — это всегда выглядит не очень серьезно и совсем не убедительно. От менеджера ждут не слов, а результата, который должен говорить сам за себя.

— Разрешите задать вам нелицеприятный вопрос: почему Костусев все-таки выиграл на прошлых выборах городского головы?

— Ваш вопрос может быть нелицеприятным только для тех, кто выдвинул этого трепача, тех, кто «крышевал» фальсификации в его пользу, а теперь не знает, как от него избавиться. Если вспомнить, КАК выиграл Костусев, не будет необходимости объяснять, ПОЧЕМУ он выиграл. Я никогда не признавал результаты тех выборов, именно поэтому я ни разу не появился в сессионном зале Одесского городского совета.

— Уточните, как вы оцениваете работу нынешней одесской городской власти? Сначала однозначно — по пятибалльной системе, а затем поподробнее, конкретно, с соответствующими аргументами.

— У человека, попавшего в автомобильную катастрофу, вряд ли появится желание подробно описывать, что конкретно ему в этой ситуации не нравится. Сегодня в этом положении оказался целый город. Конечно, городская власть заслужила только «двойку». И то лишь потому, что всегда находятся люди, которые делают что-то полезное, даже если руководитель абсолютный «ноль». Список проваленных направлений работы одесской мэрии в данном случае идентичен списку того, что городской власти вообще следует делать.

— Какие главные болевые проблемы, на ваш взгляд, сегодня стоят перед городом? Почему так много из начинаний нынешнего городского руководства заканчивается прожектерством, несбыточными обещаниями и закономерным разочарованием? Вот выдержка из письма наших читателей: «То, что сейчас происходит с городом и прибрежной зоной, — это кошмар!». Может быть, виной тому постоянная смена кадров в команде нынешних одесских «реформаторов»?

— Главная проблема, которая сегодня стоит перед городом, — это неотложное проведение честных выборов городского головы. Реальная возможность для этого появится не раньше завершения выборов в Верховную Раду. Поменять что-либо в работе нынешней власти — абсолютно невозможно. Эти кадры уже решили все, на что были способны. Крайне важно, чтобы после ожидаемой победы оппозиции на парламентских выборах в числе первоочередных были бы приняты законы, которые позволят наполнить городской бюджет без оглядки на Киев. Проекты таких законов уже подготовлены партией «УДАР». Ну а после внеочередных городских выборов необходимо начинать реализацию комплексной программы реконструкции всей городской инфраструктуры: сетей, дорог, берегозащитных и очистных сооружений и так далее. Город надо приводить в порядок, и при наличии необходимой законодательной базы здесь нет ничего невозможного.

— И в развитие темы. Эдуард Иосифович, политика — стезя неблагодарная. Преданность и дружба в ней встречаются все реже и ценятся на вес золота. Сохранились ли вокруг вас прежние соратники, где они теперь, остаются ли они вашей верной опорой?

— Слово «соратники», скорее, из лексикона профессиональных политиков. Я же значительную часть жизни проработал в местном самоуправлении, которое в нормальном своем состоянии имеет чисто хозяйственную природу. Здесь нет соратников, здесь есть менеджеры — более или менее эффективные, более или менее преданные своему делу, любящие свой город или себя… в этом городе. Команда управленцев — это не совсем то же самое, что команда политических единомышленников. Вторая может долго существовать и вне власти, первая — нет. Менеджер при любом политическом раскладе будет искать применение своим способностям. Но чисто человеческим, дружеским отношениям, если они есть, это, конечно, не мешает.

— Как вы сегодня общаетесь со своими избирателями, которые, несмотря на все перипетии, остаются верными своему мэру Гурвицу?


— Здесь что-то новое придумать сложно. Это встречи — запланированные и спонтанные, интервью, общение в социальных сетях. В период предвыборной кампании буду чаще появляться на телевидении.

— И, наконец, последний откровенный вопрос: Гурвиц сегодня изменился или нет? Сохранился ли присущий вам бойцовский дух, могут ли на него рассчитывать ваши сторонники, которых немало в Одессе?

— Откровенный вопрос предполагает откровенный ответ, но не каждый откровенный ответ может быть односложным. Меняется абсолютно все, меняемся и мы. Это неизбежно, но объективно оценить перемены в самом себе очень сложно. Со стороны действительно виднее.

Не думаю, что с годами я стал более податливым в вопросах, которые считаю для себя принципиальными. Другое дело, что в молодости преобладает скорость реакции на возникающую проблему. А с опытом на первый план выходит расчет возможных последствий.

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...