Мы пойдём другим путём, но придём туда же?

Чем ближе день выборов Президента Украины, тем больше внимания проявляют к этому событию зарубежные, главным образом, российские, средства массовой информации. И все чаще речь идет не о пристрастиях, не о поддержке какого-то кандидата и даже не о его пророссийской или антироссийской позиции, а о самом факте свободного выбора граждан.
Отставая, опережаем!
В соседней стране после узурпации власти чекистами о свободном выборе и гражданских свободах можно говорить лишь условно. Как некогда в СССР, права и свободы в современной России существуют  формально, но не фактически. Частично это признают и руководители российского государства, но с оговоркой, что в настоящих условиях успешная модернизация страны возможна только в условиях управляемой, то есть ограниченной, демократии. Не иначе.
Однако рядом, в стране, похожей на Россию до мелочей, существует другая демократия. Неуправляемая, буйная, с устойчивыми чертами анархии. И она не погибает, а живет и развивается. Этот факт требует, как минимум, объяснений. За пять лет, прошедших со времени «оранжевой революции», объяснять происходящее в Украине происками западных спецслужб остерегаются даже те, кто выдумал и настойчиво пропагандировал эту версию.
Надо искать что-то новое. А новое — это чаще всего забытое старое. И с легкой руки россиян из «системной оппозиции» («яблочников», коммунистов, «эсэров») из идеологического нафталина в обращение  запускают старый сюжет об «историческом отставании» Украины от старшей и политически более развитой соседки России.
Украинское общество за пять лет (с 2004 года) будто бы с опозданием воспроизводит российские события 1991—1993 годов. От революции «с Ельциным на танке» до конституционного тупика с мятежом, разгоном Верховного Совета и стрельбой на улицах Моск-вы. Такая аналогия неизбежно приводит к понятному и приятному для Кремля выводу — анархия в Украине завершится торжеством «сильной власти» и, в конечном итоге, такой же управляемой демократией, как в России.
Украина перестанет быть бельмом на глазу у авторитарных правителей и откровенных диктаторов, стоящих у руля в бывших советских республиках, отбросит курс на «чуждые» западные стандарты, станет полноценным членом СНГ (включая оборонные и экономические структуры) и, как все, поплывет в фарватере российской внешней политики.
Такие надежды у наших соседей обострялись перед каждыми парламентскими и президентскими выборами в Украине. Но каждый раз оставались только надеждами. Потому что аналогии не работали, исторического отставания не было. А был и есть другой, не похожий на российский путь в будущее, путь с другими развилками, противостояниями и альтернативами.
Чтобы завершить тему «исторического отставания» Украины, достаточно вспомнить, что управляемую демократию в более мягком и упорядоченном виде впервые на просторах СНГ стал строить и за десять лет практически выстроил второй украинский президент Леонид Данилович Кучма. Причем в нашем варианте власть обходилась без показательных расправ с неугодными олигархами, без регулярного разгона мирных демонстраций спецназом, без запрета политических партий. А мятеж левого руководства Верховной Рады (в 2000 году) одолели мирно. Большинство народных депутатов просто ушли из зала под куполом заседать в Украинский дом.
Хотелось бы думать, что Украина и теперь выйдет из конституционного тупика, не прибегая к жестким методам и чрезвычайщине. Но к сожалению, многое говорит о том, что политический кризис, вне зависимости от исхода президентских выборов, безболезненно и мирно одолеть не удастся.
Мы наш единый миф построим
Несколько неверных, принятых без учета последствий решений привели к тому, что политическая борьба в Украине в последние годы стала борьбой двух деидеологизированных откровенно популистских сил, представленных в парламенте так называемыми «мега-фракциями». Лидеры этих сил по очереди и с одинаковым неуспехом возглавляли украинское правительство. Но с одинаковым успехом блокировали прекращение полномочий Верховной Рады шестого созыва, цепляясь за шаткое равновесие в парламенте.
Это равновесие дало Партии регионов и блоку Юлии Тимошенко два преимущества. Первое состояло в том, что обществу навязывалась устойчивая, но мнимая политическая альтернатива, перспектива выбора одного из двух одинаковых политических тупиков. Второе не позволяло возникнуть и вклиниться в серьезную борьбу никому из тех, кто не принадлежал или не поддерживал один из могущественных кланов.
Равновесие, однако, до последнего времени держалось, главным образом, не на могуществе БЮТ или Партии регионов, а на власти президента Ющенко. Следуя инстинкту самосохранения, Виктор Андреевич в острые моменты всегда становился на сторону проигравшего, не давая победившему сопернику сосредоточить
в своих руках все рычаги исполнительной «вертикали» и приводные ремни правящей парламентской коали-
ции.
Но все ближе день, когда сдерживающий фактор Ющенко окончательно перестанет действовать, а два популиста встанут на ринге лицом к лицу в отсутствие арбитра, и никто не помешает им сражаться без правил. Чем закончится их поединок, не может предсказать никто, но довольно легко предположить, что принесет Украине сосредоточение полноты исполнительной, законодательной и судебной власти в руках одной политической силы. Для этого не нужно строить сложные конструкции, обращаться к астрологическим прогнозам или гадать на кофейной гуще. Достаточно обратить взор на Россию.
Впрочем, на Россию можно и не смотреть. Проект «единоукраинцев» заложен был практически одновременно с проектом «единороссов». Но у Кучмы с заединщиками не сладилось. В Верховной Раде четвертого созыва мажоритарщиков приходилось докупать по одному, нельзя было ничего предпринять против миграций из фракции во фракцию. А время шло. В конце концов, Данилыч плюнул на парламент и поручил «консолидацию» администрации президента. Надо сказать, Медведчук с задачей блестяще справился.
Не будь Майдана, 17 января мы голосовали бы за назначенного предыдущим президентом «преемника», а на парламентских выборах абсолютным большинством за партию «Единая Украина». Но этот шанс еще не потерян. Летние переговоры БЮТ и Партии регионов по поводу изменения Конституции показали, что точек соприкосновения у этих политических сил больше, чем расхождений. И одна из точек — организация сильной власти.
Если ободрать с партийной луковицы шелуху, то выяснится, что ядро таких образований, как БЮТ и ПР, составляют все-таки не олигархи (их в стране столько не наберется), а господа начальники, обогатившаяся номенклатура, новый класс независимой Украины. И не надо быть умным, чтобы понять: у начальника в Тернополе, в Киеве и в Луганске интерес в том, чтобы остаться начальником как можно дольше, сохраняя и умножая свое благосостояние. Единая партия и несменяемая центральная власть даст начальникам всех рангов такую возможность.
Эта единая власть даст возможность раз и навсегда отсечь население от принятия важных решений, приведет массы к покорности, а с помощью сервильных СМИ — даже к энтузиазму. Как не соблазниться, как не слиться в экстазе, как не проголосовать за двух идолов украинской политики сразу?
Уверяю вас, будь такая возможность, чиновники страны поставили бы в избирательном бюллетене
две «галочки» одновременно. По этой же причине рядовому избирателю посоветовал бы «галочек» не ставить вовсе.
Леонид ЗАСЛАВСКИЙ.


 

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...