Bonvenon al Odessa!

Не напрягайте память: в школе вы этот язык не изучали, и его словаря, скорее всего, у вас нет. Однако смею утверждать, что смысл заголовка этой статьи вы уловили сразу.  Bonvenon al Odessa — добро пожаловать в Одессу! Это эсперанто. Язык, который охватывает сегодня все большее и большее количество жителей нашей планеты. Ибо оказалось, что шарик наш на самом-то деле маленький, а людей на нем живет много. И вот, наконец, наступило время, когда стали сбываться надежды варшавского врача Людвига Заменгофа, более ста двадцати лет назад придумавшего этот уникальный легкий и общедоступный язык, замечательно раздвигающий сегодня границы мира и одновременно сближающий народы всех континентов без исключения.
Собственно, благодаря эсперанто Одесса познакомилась на прошлой неделе с двумя замечательными молодыми французами Алис Крескенс и Седриком Тролоном, вот уже второй год путешествующими по свету на велосипедах. Многие из вас, конечно, видели их по телевизору, а возможно, и на улицах, когда принимавшие ребят одесские байкеры устроили в их честь и с их участием велопробег по припорошенному снежком городу и зимнему побережью.
Все дни пребывания в Одессе Алис и Седрик были, что называется, нарасхват. На двух пресс-конференциях они подробно рассказывали об идее своего экологического путешествия, предпринятого с целью пропаганды здорового образа жизни, делились впечатлениями о Германии, Австрии, Венгрии, Румынии, Болгарии, Турции, Иране, Индии, Камбодже, Лаосе, Вьетнаме, Таиланде, Китае, Японии и других странах, по которым проехали на своих необычных байках с «лежачими» сиденьями, сетовали на безжалостное и потребительское отношение к планете миллионов людей, что особенно ярко подтвердилось во время этого необычного вояжа.
Их принимали экологи из городской общественной ассоциации «Новый Акрополь». Одесситы бесконечно таскали их по досто-примечательностям нашего города. И все время рядом с нашими гостями находились переводчики-эсперантисты из городского клуба эсперанто «Вердажо», одним из создателей и бессменным руководителем которого является педагог и знаток этого универсального языка Татьяна Аудерская.
С Татьяной Викторовной нас связывает давняя дружба по совместной работе в Одесском доме ученых. Клуб «Вердажо», несмотря на зеленую молодость его членов («verdajo» на эсперанто и означает «молодая весенняя зелень»), был там одним из старейших, с немалой сорокалетней историей. Как ни прискорбно, «Вердажо», как говорят в Одессе, первым и вылетел «на кислород», когда в Доме ученых начались коммерческие преобразования.
С тех пор абсолютно вся работа и жизнь одесских эсперантистов переместилась в скромную квартирку Татьяны Аудерской. Здесь же поселила она и французских велопутешественников Седрика и Алис, которые разыскали клуб «Вердажо» через Интернет и попросили о крове и внимании в нашем городе.
Ничего удивительного, что я, бессовестно пользуясь знакомством с Татьяной Викторовной, прошу организовать тайм-аут в насыщенной программе Седрика и Алис, чтобы устроить специально для «Юга» небольшой «эксклюзив» в неформальной обстановке. Естественно, что он тоже проходит за чаем в ее квартире.
Болтаем мы с удовольствием. Алис и Седрик — живые, общительные ребята. Теплые — так я бы определила основную их доминанту. Разговор легко течет на эсперанто. Татьяна Аудерская выступает в роли переводчика, но я легко улавливаю интернациональную лексику и, к своему удивлению, понимаю почти все без перевода.
— Ребята, у кого из вас родилась в голове идея совершить это грандиозное путешествие?
— Алис была совсем маленькой девчонкой, когда начала грезить о путешествиях,
— рассказывает Седрик. — А я с детства любил рассматривать географические карты, представляя страны, нанесенные на них. Когда мы встретились, наши интересы совпали и…
Наверное, стоит сразу сообщить читателям, что наши французские друзья родом из центральной Франции, живут в небольшом городе Шатору в двухстах пятидесяти километрах от Парижа. Алис — учительница младших классов. А Седрик — эколог по образованию. До недавнего времени он был сотрудником местного муниципалитета, осуществлял экологический контроль над строительством жилья, но когда в его деятельность все больше стали вмешиваться финансовые воротилы, проталкивающие свои корыстные интересы при возведении домов, он принципиально ушел со службы. Работал на коровьей ферме. А сейчас мечтает заниматься земледелием — выращивать экологически чистые продукты.
Алис и Седрик обручены. Так уж вышло, что в свое потрясающее путешествие они отправились перед свадьбой.
— Представляю, как сложно было готовиться к осуществлению подобного проекта!
— Мы готовились всего-то год, — сообщает Алис.
А Седрик добавляет:
— На самом-то деле решиться оторваться от дома, прервать устоявшиеся связи, покинуть страну и отправиться в неизвестность было довольно сложно психологически. Но мы преодолели свою первоначальную робость, сели на велосипеды и… поехали.
— Судя по всему, вы небогаты, а такое длительное путешествие требует вложения финансовых средств. Как удалось решить эту проблему?
— Каждый гражданин Франции до двадцати пяти лет по закону имеет право на получение от государства денежной помощи на реализацию любой интересной творче-ской или просто необычной идеи, — говорит Седрик, — это всего тысяча евро. Примерно столько составляет в нашей стране сумма минимальной заработной платы. Но это уже кое-какие деньги для раскрутки. Алис собирала по копеечке восемь лет, я — шесть. Мы продали свой старенький автомобиль. Друзья подкинули, кто сколько мог, по пять-десять-двадцать евро.
— А еще нам здорово помогли два городских магазина органической (то есть экологически чистой. — Авт.) пищи, — включается Алис. — Один снабдил нас специальными пищевыми пастами из орехов, фруктов, миндаля и прочих энергетических продуктов, здорово облегчивших жизнь в этом путешествии. А второй оплатил работу по рекламе своих продуктов, которой мы занимались на экологических акциях в нашем городе, а также дополнительно выделил сто евро специально на наше путешествие.
— Всех в Одессе поразили ваши «лежачие» велосипеды…
— Мы это почувствовали, — смеются ребята, — везде, где бы мы ни появлялись на своих байках, одесситы махали руками, автомобили гудели, многие просили прокатиться, все фотографировались на фоне наших велосипедов…
— Где вы достали такие удивительные машины?
— Еще в 1933 году, — рассказывает Седрик, — француз Шарль Моше изобрел эту конструкцию велосипеда. В этом же году он, уже будучи немолодым человеком, принял участие в соревнованиях и занял на них первое место с огромным отрывом. Оказалось, что «лежачее» сиденье позволяет телу велосипедиста избегать сопротивления воздуха при гонках, а это значительно увеличивает скорость. И что бы вы думали? Всемирная ассоциация велосипедистов запретила участие в соревнованиях на велосипедах подобной конструкции. Во Франции их вообще перестали выпускать. Зато они появились в Германии, Бельгии, Голландии, стали популярными и вернулись в нашу страну.
Мы специально купили два таких «вездехода» для путешествия, потому что, кроме приличной скорости, они дают возможность ехать с комфортом — грудная клетка все время остается в развернутом положении, легко дышать. Мы ведь пропагандируем и экологию организма тоже (улыбается).
— Знаете, — это уже Алис, — в Японии у нас произошло довольно серьезное ДТП, Седрик даже угодил в больницу, а его велосипед пришлось отправить на свалку. Мы купили ему там новый байк, а мой долго простоял на улице, и во влажном японском климате (а там еще был тайфун) все покрылось ржавчиной.
И в Одессе нашелся мастер, его зовут Сережа, на сайте Одесской ассоциации байкеров все его знают под ником Nils, который совершенно бесплатно привел в порядок наши велосипеды. Поменял все втулки, коробки скоростей, отрегулировал рули. Спасибо ему — дальше поедем со всеми удобствами!
— Когда нас знакомили, его представили нам как «доктора Nils», но теперь-то мы знаем, что он никакой не «доктор». Сережа — это волшебник Nils, — смеется Седрик.
— Известно, что ваше путешествие без помощи эсперантистов разных стран просто не состоялось бы. Вы специально выучили для этого эсперанто?
— Да, — кивают ребята, — учили мы язык семь месяцев. Причем не ежедневно, а по паре часов в неделю, урывками, потому что работали и активно готовились к поездке. Повезло, что наша подруга Мария-Ивонна преподает на курсах эсперанто, она нас и втянула в изучение языка и подсказала, что Всемирная ассоциация эсперантистов может оказать содействие в пребывании практиче-ски в любой стране.
— А в самой Франции эсперантистов много?
— Очень много. Эсперанто-ассоциация Франции открыла курсы по изучению языка в каждом городе, в каждом департаменте имеются ее отделения, в стране работают несколько радиостанций, вещающих на эсперанто…
— Главное — не язык эсперанто как таковой, а общение,
— добавляет от себя Татьяна Аудерская, — для этого он, собственно, и создавался. Сегодня, когда коммуникации стали практически безграничными, очень важно найти способ общения, понятный наиболее широкому кругу людей. Каждый клуб эсперантистов — и одесский «Вердажо» в том числе — это, прежде всего, клуб друзей без возрастных, социальных, национальных и прочих ограничений. Все эсперантисты мира — друзья. Поэтому никто из нас не стесняется попросить помощь, визу, крышу над головой. Сегодня мы помогаем кому-то из эсперантистов, завтра помогут нам.
— И все-таки выучить эсперанто на таком высоком уровне, как у вас, было довольно сложно? — продолжаю я пытать Седрика и Алис.
— Вовсе нет, — отвечает девушка. — Представляете, мои родители (они живут в городе Тур), видя, с каким энтузиазмом я готовлюсь к путешествию, тоже пошли на местные курсы эсперанто и стали там лучшими учениками. Они сегодня знают этот язык даже лучше меня!
— Как же вы разрабатывали маршрут своего путешествия? В зависимости от наличия эсперантистов в странах, которые намеревались посетить?
— Вначале мы изучали климатические условия, потом определяли, есть ли очаги напряженности или военные конфликты в регионах, которые нам интересны, а уже потом прокладывали маршрут в зависимости от эсперантистов, без помощи которых просто ничего бы не получилось. Заранее связывались с ними, естественно, через Интернет.
— А вот мне интересно, вы хорошо понимали эсперантистов разных стран? Языковый акцент, особенно в странах Индокитая, не мешал общаться?
— Практически нет, — говорит Седрик. — Эсперанто — удивительный язык, все общаются на нем свободно. Не сравнишь с английским, который в Индии один, в Австралии другой… В эсперанто из-за его искусственности и синтетичности отсутствуют местные влияния, лексика интернациональна, правила грамматики минимальные.
Есть страны, которые просто охвачены движением эсперантистов. Необычайно распространен эсперанто в Иране, Китае, Вьетнаме. Во Вьетнаме — старейшая в мире эсперанто-ассоциация, которой сто лет, в стране великолепно организовано молодежное движение эсперантистов. Мы были просто в восхищении.
— Очень сожалеем, что не попали в Южную Корею,
— добавляет Алис. — Там действует одна из сильнейших ассоциаций эсперанто в Азии.
— Когда же началось ваше путешествие?
— 18 апреля 2008 года. Думаем завершить его в декабре 2010 года, перед Рождеством. Впереди еще Турция, Греция, Италия, страны Северной Африки — Тунис, Алжир, Марокко… Во Францию вернемся через Испанию.
— Каковы же впечатления от стран, где довелось побывать?
— Пестрые, — смеется Седрик. — Лучшие дороги в Германии, в Японии нас поразила красота природных ландшафтов, в Иране и Турции — гостеприимство простых людей. Ставим, бывало, палатку, спрашиваем у прохожих, можно ли здесь остановиться, а они: ребята, вы что, давайте к нам! Просто насильно тянули в свои дома, хоть народ в большинстве очень бедный. А в Индии и Непале восхищение вызывала высокая духовность, традиции буддизма и индуизма. Мы часто ночевали там в храмах и общались с монахами и духовными служителями…
— А какое впечатление оставили Россия и Украина?
— Честно говоря, мы были наслышаны от многих путешественников, что в ваших странах процветает коррупция,
— говорит Алис, — и очень боялись этого. Проблемы начались уже в Китае. В Пекине при получении российской транзитной визы (мы проехали всю Россию на поезде с небольшой остановкой в Москве) нам начали морочить голову, что приглашения оформлены неправильно. Повезли в какую-то фирму и быстро оформили «правильные» приглашения, содрав с обоих по шестьдесят долларов, затем потребовали по семьдесят пять долларов с каждого за оформление документов, по десять за страховку. При нашем скудном бюджете это было ужасно, мы были просто в отчаянии. Зато с украинской визой никаких осложнений и поборов не было. Все происходило быстро и цивилизованно. Это было очень приятно и неожиданно.
— А впечатления от Украины… — Седрик задумывается, подбирая слова. — У вас замечательная страна, с богатыми природными ресурсами, красивыми городами и уникальной природой. Но вы мало ее любите.
Наше путешествие экологическое, и мы в первую очередь обращали внимание на экологические проблемы. Взять хотя бы Одессу — везде горы мусора…
Мы с Татьяной Аудерской тут же объясняем, что явление это временное, связанное со сменой мусоровывозящей компании.
— Посмотрите тогда на количество автомобилей на одесских улицах: они мешают людям, велосипедистам, друг другу, давят животных. Одесса — единственный город в мире, где авто едут по трамвайным линиям! И ни у кого это не вызывает возмущения. Это нормально? Люди даже не понимают, что так не должно быть.
Почему у вас расширяют улицы за счет сноса деревьев, теснят старые дома? Не лучше ли сократить количество автомобилей? Хотя бы запретить им въезд в старую историческую часть города, как это делается во многих странах. Ваши автомобилисты паркуются без всяких правил — на газонах, пешеходной «зебре», детских площадках.
Поразило, что на вашу уникальную, без всякого преувеличения единственную в мире Трассу здоровья, вылезли бетонные небоскребы. Они уродуют побережье, уничтожают природный ландшафт, являются источником загрязнения моря и опасны с сейсмической точки зрения. Мы все это сфотографировали и обязательно обнародуем по окончании нашего путешествия, как и все негативные экологические факты, собранные в других странах.
— Но что-то ведь и понравилось вам в нашем городе?
— В Одессе изумительно красивая старая часть. Приятно, что большинство зданий отреставрировано и содержится в порядке. Среди одесситов очень много интересных людей, умных, доброжелательных, общительных, с оригинальными мыслями. Мы приобрели здесь много новых друзей. И не только среди эсперантистов.
— А если к вам нагрянет кто-то из них, примете?
— Ну, конечно! Правда, сейчас у нас пока нет дома, мы живем на колесах. Но со временем обязательно наладим быт. Так что милости просим!
Мы пропагандируем экологически здоровый образ жизни: принципиально отказались от телевизора и мобильных телефонов, предпочитаем вегетарианство и экологически чистую пищу, всеми силами стараемся содействовать созданию атмосферы физической и моральной чистоты в нашем родном городе. Присоединяйтесь! Наше путешествие показало, что людей с подобными принципами уже очень много в разных странах.
— А своих будущих детей говорить на эсперанто научите?
— Обязательно!
Я спрашиваю у Татьяны Аудерской, как сказать моим новым молодым друзьям одну фразу на эсперанто. И она грустно признается:
— Как бы мне хотелось открыть в нашем городе курсы эсперанто. Потребность в языке сегодня в связи с нынешним мировым взрывом движения эсперантистов очень большая. Наша молодежь тоже хочет общаться, путешествовать, не вкладывая больших средств, встречаться с друзьями по всему миру… Среди эсперантистов богатых людей нет, поэтому мы так дорожим нашими связями. И нам очень не хватает заинтересованности городских властей, которые бы могли помочь с помещением для эсперанто-клуба «Вердажо» и языковых курсов.
— Если ваша газета напишет об этом, городской муниципалитет поможет? — спрашивают ребята.
— Конечно, поможет, — как можно увереннее произношу я и, наученная Татьяной Викторовной, говорю Седрику и Алис
— «Revenu, ni ekamis vin» — возвращайтесь, мы полюбили вас!
Елена МАРЦЕНЮК.

 

 

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...