«Молитесь, это дело политическое…»

В Венесуэле тридцать месяцев длится суд над украинскими моряками, арестованными по подозрению в транспортировке… подброшенных наркотиков.
Экипаж судна «Би Атлантик» («B. Atlantic»), шедшего под флагом Каймановых Островов, был арестован в порту Маракайбо (Венесуэла) еще 13 августа 2007 года. Моряков, в числе которых граждане Украины, заподозрили в транспортировке наркотиков. Прецедент, ясное дело, не из приятных — произошедшее наши державные чиновники старались не комментировать и тему, что называется, замяли...
Прошло больше двух с половиной лет, но… По сей день два украинских офицера — капитан Владимир Устименко и его второй помощник Юрий Датченко — томятся в Маракайбо в ожидании вердикта, вынесение которого оттягивают сами служители Фемиды.
Почему? Судовладелец, адвокаты и родственники моряков уверены, что судьи всячески уходят от оправдательного приговора — доказательств вины наших соотечественников просто нет, а сами улики — мешок с кокаином — подброшены с целью присвоения теплохода.
Без водолазов не обошлось
— Отец — моряк бывалый, — рассказывает дочь капитана Наталья. — Окончив высшую мореходку в 1974 году, он поэтапно, начав простым матросом, прошел все ступени морской карьеры. Состоял в партии, то есть был коммунистом в хорошем смысле слова. Длительное время работал на судах Черноморского морского пароходства, после развала которого, как и большинство одесских моряков, ушел «под флаг».
Папа плавает капитаном больше двадцати лет! Опытный высококвалифицированный специалист всегда был на хорошем счету у судовладельцев.
На «Би Атлантике» он успел сделать два рейса. Когда третий раз зашли в порт Южный, должен был списаться, но по просьбе работодателя решил сделать еще один «круг». Мы вместе встретили Новый год, и 2 февраля 2007 года папа отправился в плавание. С тех пор мы его не видели (едва сдерживает слезы).
В Маракайбо теплоход «Би Атлантик» (дедвейт 38054 тонны, постройка 1983 года) зашел за углем 5 августа 2007 года. 12 августа (после окончания погрузки) местные власти провели проверку подводной и надводной частей судна, стоящего у причала, на предмет наркотиков. Отмечу, эти проверки запросила сама компания-судовладелец. Причина — напряженная обстановка, сложившаяся в Венесуэле из-за наркотрафика. Доскональное обследование, дважды проведенное со специально обученными собаками, засвидетельствовало: наркотиков нет.
— Для прохода по фарватеру, чтобы выйти в открытый океан, нужен лоцман, — вступает в беседу зять Владимира Устименко Виталий.
— Прекрасно понимаю, о чем говорю, так как сам моряк. «Би Атлантик» вывели на ближний рейд, поставили на якорь и стали ждать лоцмана. Но вместе с ним 13 августа прибыли… полицейские. Тогда-то в районе пера руля, на глубине восьми метров ниже ватерлинии, были обнаружены сто двадцать пять килограммов кокаина. Наркотики привязали к винту тонкими веревками (а подобных на борту никогда не бывало), что является полным абсурдом!
Вне всякого сомнения, крепежные манипуляции произвели ночью, когда теплоход уже стоял на рейде. Отец (так Виталий называет тестя. — Авт.) по телефону мне рассказал: перед выходом лоцмана на проверку экипажу строго-настрого запретили заводить двигатель. Ведь двигатель такого судна заводится вместе с винтом. То есть винт начнет вращаться, и мешки сразу бы «улетели», о чем злоумышленники были отлично осведомлены. Капитан — человек законопослушный: двигатель на рейде запускать даже не пытались, и мешки остались…
Вероятно, кокаин привязали к винту водолазы, которым для вылазки требовалась глубина и чтобы балкер находился в состоянии покоя. Охрана по периметру теплохода не выставлялась. Подобная мера применяется, например, когда суда проходят кишащий пиратами Аденский пролив. Однако, по мнению компетентных специалистов, толк от подобного повышенного контроля нулевой. Ведь вода в тамошнем заливе настолько мутная, что видимость в ней ограничивается тридцатью сантиметрами. Иными словами, увидеть водолаза на глубине восьми метров (плюс солидная осадка груженого балкера) попросту невозможно. Впрочем, все названные нюансы венесуэльских правоохранителей не интересовали — экипаж вместе с балкером задержали…
26 сентября 2007 года суд первой инстанции Маракайбо постановил: команду отпустить за исключением… капитана Владимира Устименко и офицера по безопасности второго помощника капитана Юрия Датченко. Полгода они под арестом находились на борту судна, после чего под конвоем их переправили на берег. 
Наши дипломаты боятся
международного скандала…
— Первые несколько месяцев мы никуда не обращались, — признается Наталья. — Папа велел не суетиться. Говорил, что в Венесуэле так часто бывает, мол, все образуется. Но когда весь экипаж отпустили, а отец и его помощник остались под арестом, мы поняли, что дело плохо, и обратились к адвокату. Он длительное время вел переписку с Аурэлисом Фернандесом, обеспечивающим защиту в Венесуэле. Направил туда массу документов: от копий партбилета и квитанций об уплате партийных взносов до справки об отсутствии судимости. Исходя из того, что президент Венесуэлы Уго Чавес провозгласил строительство социализма, мы посчитали коммунистическое прошлое папы крайне важным…
Всех, к кому обращались родственники моряков, не перечесть. Президент, премьер-министр, Министерство иностранных дел… В ответ — отписки.
 Старшая дочь Юрия Датченко Регина — гражданка России. Учитывая теплые взаимоотношения премьер-министра РФ Владимира Путина и Уго Чавеса, она обратилась за помощью к российскому правительству. Там согласились ходатайствовать за арестантов, но для этого попросили официальный запрос от МИДа Украины.
— Мы обратились к тогдашнему министру ино-странных дел Владимиру Огрызко, — продолжает Наталья. — Наш вопрос рассматривали около четырех месяцев, а потом ответили: обращаться в Россию нецелесообразно, мол, неизвестно — помогут ли, а без международного скандала не обойдется...
Повезло, что один из владельцев судна — Стефанио Магнелли — очень хороший человек. Понимая весь ужас ситуации, заложниками которой стали наши родные, он взял на себя финансирование адвокатов. В Маракайбо, чтобы арестантов не помещали в тюрьму, на время слушания дела арендовал для них жилье (они под домашним арестом), обеспечивает питанием и прочим, на что в общей сложности уже потратил солидную сумму денег. В Венесуэле наше дипломатическое представительство отсутствует, эта страна в юрисдикции посольства в Бразилии. Но средств для поездок в другую страну у украинских дипломатов нет. Узнав об этом, итальянец оплатил проезд нашего консула в Маракайбо.
В сентябре 2009 года господин Магнелли уже официально отказался от своего имущества — «Би Атлантика» — в пользу Венесуэлы в связи с окончанием срока действия судовых документов и страховки теплохода. Однако морякам продолжает помогать — от взваленных на себя расходов не отказывается.
Владимир Устименко и Юрий Датченко, разумеется, ценят участие бывшего работодателя и очень ему благодарны. Но несмотря на нормальные условия содержания, их психологическое состояние оставляет желать лучшего. На нервы давит круглосуточная охрана, которая держит их под постоянным контролем, одолевает тоска по родным и близким… Изредка их выводят глотнуть свежего воздуха, а прогулка заключается в «путешествии» под конвоем на судебные заседания — эту дорогу они изучили досконально.
Казалось бы, невиновность капитана и его помощника по безопасности сомнений не вызывает. И судя по всему, у венесуэльского суда в том числе. В противном случае, процесс не растянулся бы на три десятка месяцев. Тем не менее оправдательный приговор служители Фемиды выносить не спешат и ведут себя, мягко говоря, неадекватно. По словам Натальи, с 2007 года в ходе рассмотрения дела поменялся уже шестой судья. Странные вещи происходят аккурат перед оглашением вердикта. Слушание прерывают «тяжелые» болезни, скажем, головная боль, приступ аппендицита или обморок, не-отложные дела присяжных или прокурора. Внезапно захворавший судья исчезает, вместо него назначается другой, которому, ясное дело, требуется определенное время для ознакомления с материалами...
— То есть процесс бесконечно затягивается,
— говорит Наталья. — Исходя из того, какую политику в отношении наркотрафика проводит Уго Чавес, судьи попросту боятся за свою жизнь. Опасаются оправдать даже невиновных людей, поскольку в Венесуэле за наркотики предусмотрено очень жест-кое наказание вплоть до смертной казни. Вместе с судьей меняется и состав присяжных. Последнее заседание, которое должно было состояться в конце января, из-за планового отключения электричества перенесли на 15 февраля...
Согласно венесуэльскому законодательству, если в течение двух лет подсудимым обвинение не предъявлено, их обязаны освободить. Этот срок истек более полугода назад. Тогда, в августе 2007 года, в суде выступил прокурор и, сославшись на то, что транспортировка наркотиков — тяжкое преступление, попросил для дополнительного изучения дела продлить арест еще на два года. Судья, можно сказать, проявила лояльность — продлила арест только на пятнадцать месяцев.
Война войной, а закон?
По мнению специалистов, изучивших ситуацию в порту Маракайбо, использование судов и самолетов в перевозке наркотиков в Европу и США — обычная практика наркодельцов. К тому же не исключено, что «Би Атлантик» просто приглянулся местным властям. Обвинительная сторона изначально била на то, что теплоход следует конфисковать, но для этого необходимо доказать причастность к транспортировке кокаина украинских моряков. После отказа судовладельца от балкера его отбуксировали и нынче, по некоторым данным, он находится на балансе организации PDVSA (танкерный флот Венесуэлы). Аналогичным образом в Венесуэле за 2005—2009 годы было задержано десять самолетов и пять судов!
Есть еще нюанс. Громадину, подобную «Би Атлантику», на внутренних водах не задействуешь, плюс для управления теплоходом такого класса требуются специально подготовленные кадры. Кроме того, по словам Виталия, если это судно зайдет в любую европейскую страну, его арестуют и отдадут законному владельцу.
В том, что дело сфабриковано, не сомневается и господин Магнелли. «Кокаин подбросили! Ответственности мы с себя не снимаем. Все это время пытаемся создать людям достойные условия: проживание, питание, охрану и прочее. Почему так ведут себя местные судьи? Видимо, они боятся Чавеса, который объявил войну наркоторговцам», — считает он.
Безусловно, борьба с наркобизнесом необходима, но применять при этом незаконные методы недопустимо. Можно долго рассуждать о том, что кто-то хочет банально выслужиться перед президентом Венесуэлы — отчитаться в задержании «опасных преступников» и продвинуться по служебной лестнице. Можно критиковать инертность судей или упрекать в халатности службу безопасности порта и арестованных офицеров. Однако в подобную ситуацию в любой момент рискует попасть любой теплоход. Как утверждают специалисты, ни одно гражданское судно не в состоянии остановить такую практику. В частности, экипаж не располагает необходимым оборудованием для контроля подводной части судна. На борту нет аквалангистов и соответствующего снаряжения для погружения...
Судя по всему, на скорое возвращение домой наши соотечественники без помощи дипломатиче-ских служб Украины могут не рассчитывать. Венесуэльский адвокат Аурэлис Фернандес сказал Наташе: «Скрестите пальцы и молитесь, это дело политиче-ское».
Именно молитвами и надеждой живут семьи двух моряков. В Херсоне Юрия Датченко заждались жена Галина и дочь Яна, в Одессе капитана Владимира Устименко супруга Татьяна Владимировна, дочь, зять и пятилетний внук Кирилл. Когда Владимир Николаевич уходил в злополучный рейс, мальчику едва исполнилось три годика. Он очень скучает по любимому дедушке, который 26 января «от-праздновал» под арестом свое шестидесятилетие...
Лариса КОЗОВАЯ.

 

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...