«Нельзя бесцельно бродить по жизни…»

Она родилась на севере Украины в старинном городе Шостка, откуда еще Петр Первый возил порох. И сейчас это город химиков, город, известный любому любителю кино благодаря фирме «Свема», выпускавшей кинопленку. Но и химиком она не стала, и к киноискусству отношения
не имеет. Правда, когда рассказывает
о местах, где прошло ее детство, об украинском Полесье, его таинственных лесах, о зачарованной Десне, о пойменных лугах, о разноцветьи и ароматах, каких нигде больше нет, мне кажется, что передо мною — поэт…Но передо мною врач. И не просто врач. Врач, удостоенный «Почесної вiдзнаки» губернатора Одесской области, чье имя вошло в книгу «Видные деятели акушерства и гинекологии». Виктория Федоровна НАГОРНАЯ — заслуженный деятель науки и техники, доктор медицинских наук, профессор кафедры акушерства и гинекологии №1 Одесского государственного медицинского университета. На этой кафедре, на базе родильного дома и перинатального центра, входящих в состав областной клинической больницы, проходят трехгодичный курс последипломной подготовки интерны, сюда же направляют для повышения квалификации врачей Одесской и Николаевской областей.
И все же Виктория Федоровна не только педагог, который может гордиться тем, что четырнадцать ее учеников успешно защитили диссертации, не только ученый, имеющий двадцать девять патентов, автор ста шестидесяти трех научных работ, выпустивший восемь монографий. Она в первую очередь замечательный хирург. Хирург-гинеколог.
Еще со школьной скамьи Виктория Нагорная мечтала стать хирургом. Правда, о гинекологии она тогда не думала, хотя мать ее работала акушеркой. При приеме в Одесский мединститут девочку, окончившую школу с золотой медалью, уговаривали поступать на педиатриче-ский. Но она твердо стояла на своем: хочу быть хирургом. Сейчас она понимает, что видела в этом свою миссию, хотя такие громкие слова молодая девочка сама себе вряд ли говорила, скорее, ее прельщала, как она сама выражается, «романтика быстрого эффекта». И вообще: «Хирург — это характер», — говорит Виктория Федоровна.
С третьего курса студентка Нагорная принимает участие в ургентных дежурствах и ассистирует на операциях в хирургической клинике мединститута, на шестом курсе буквально не выходит из операционной.
Первым местом работы должно было стать село Завадовка. Вместе с мужем Виктором Степановичем Грабазюком — в то время аспирантом мединститута — поехали смотреть амбулаторию. Увидели покосившуюся хатку и на привязи возле нее в качестве сантранспорта старую кобылу. Это был шок. Муж оставляет аспирантуру, и им на двоих  дают участковую больничку в селе Рассвет Березовского района, хозяином которого был легендарный Посмитный. В двух финских домиках размещаются терапевтические койки, амбулатория и роддом. Грабазюк становится главврачом. Кроме них, других врачей нет. Но нет и страха, одно лишь желание работать. А Виктории есть чему поучиться у двух опытных акушерок. Правда, это не спасает от ошибки при принятии сложных родов, которая едва не становится роковой. Вот тогда Виктория решает пройти специализацию по акушерству и гинекологии. Но это история, достойная пера Булгакова или Вересаева.
Спустя два года супруги возвращаются в Одессу и поступают в  спецклинординатуру. Виктория по акушерству и гинекологии, Виктор по урологии. Одновременно изучают французский язык (у Виктории за спиной Чкаловские курсы). И по окончании ординатуры, без связей и поддержки, оба получают назначение на два года в Алжир.
В Алжире им не сразу удается завоевать доверие и любовь населения и коллег. Два месяца привыкали и те, и другие к стилю работы молодых врачей: не оставлять тяжелых больных, не отправлять их в другие больницы. А работа в Алжире была для Виктории Федоровны нелегкой. Много патологий. Много осложнений. В мусульманской стране, где запрещены не только аборты, но и предохранение, ей пришлось проделать больше операций по поводу разрыва матки у много рожавших женщин, чем во все последующие годы работы.
По возвращении в Одессу Виктория Федоровна берется за кандидатскую диссертацию по оригинальной теме «Аутовакцинация при гинекологических инфекциях». Затем — докторская. Но еще до защиты докторской Нагорная получает кафедру акушерства и гинекологии Одесского мединститута. Кафедрой она заведовала в течение семи лет.   
Можно рассказывать о сотнях спасенных жизней, можно рассказывать о сотнях малышей, которым она даровала жизнь, о золотых руках хирурга и акушера. Но я хочу рассказать о Человеке. Впрочем, лучше я дам слово Виктории Федоровне.
— Как врач и человек я многим обязана своим учителям. Мои учителя — это и простые врачи клиники акушерства и гинекологии мединститута, не побоявшиеся дать мне скальпель в руки. Это и опытные акушерки и нянечки. В клинике была традиция — учить. Няня Феня брала за руку молодого клинординатора и вела его показывать, как делать клизму.
Моим учителем оперативной техники был блестящий хирург Петр Савельевич Бернадский. Не в его правилах было учить молодежь. Я была чуть ли не единственной его ученицей. Моим любимым учителем был легендарный Александр Яковлевич Турнер — в ординатуре мы проходили специализацию при втором роддоме, где он работал. Он сразу сказал: «Эту девочку я беру». Он учил академическому стилю и подходу к осмотру, беседе и методу лечения. Он учил, что на общение с больным нельзя жалеть времени. О больном нужно знать все: что ест и пьет, кем работает, что вредно, какие раздражители. Он учил, что нет врачей по одному органу. Врач лечит человека, целостный организм. И при осмотре врач должен осмотреть не только больное место, а всего пациента от макушки до пят. У этого замечательного хирурга с пальцами скрипача-виртуоза был лозунг: «Я не хирург. В первую очередь, я лекарь». Это были уроки деонтологии. Уроки взаимоотношения врач — больной и взаимоотношений в коллективе.
Не могу не вспомнить моих коллег по Измаилу, где я работала всего полгода перед Алжиром. В ненастный вечер на 29 февраля мне говорит акушерка: «Сегодня будет спокойная ночь. Никто не захочет рожать 29 февраля». «А вот моя мама родила меня именно 29 февраля», — отвечаю я. И как же я была поражена, когда в семь утра, зимой,  мне вручили букет белых роз.
Турнер… Турнер был врачом чеховского типа. Личность. Человек, небезразличный ко всему и всем. Человек, интересующийся судьбой своих больных и через много лет. Меня он поддерживал, когда я писала кандидатскую диссертацию на тему, в которую многие не верили. Письма  мне он начинал словами: «Глубокоуважаемая Виктория Федоровна». Это возвышало в собственных глазах.
Благодаря мужу я общалась со знаменитым урологом профессором Кириллом Антоновичем Великановым.  И тоже училась у него. Он человек энциклопедических и необъятных профессиональных знаний.
Сегодня многие отвергают роль лекции и личности в классическом процессе обучения. Мол, сейчас все сведения можно почерпнуть из Интернета. Но дело не только в том, что в обилии интернетовских сведений есть немало недостоверных. Интернет не может научить клиническому мышлению. Лекция — это не голая информация. Это личность профессора, его профессиональные знания и клинический опыт. И его эрудиция, широта взглядов, мировоззрение. И возможность общения и дискуссии с ним. Часто студент выбирает свою специализацию по примеру вдохновившего его педагога.
В этом отношении вызывает беспокойство Болонская система, которую мы вынуждены были внедрить. Программы составлены и унифицированы под Запад. Значительное место отводится самостоятельной работе. Но ни один здравомыслящий человек не допустит, чтобы малоумеющий студент взял скальпель и начал оперировать.  Самостоятельная практика требует наличия университетских клиник, где есть современная аппаратура и работает высококвалифицированный персонал. Больной должен знать, что если помощь ему оказывает начинающий специалист, то только под руководством опытного квалифицированного врача. Этого принципа придерживался Новороссийский университет, при котором на улице Пастера был выстроен медицинский городок, ряд клиник разного профиля. Были заложены мощные традиции, просуществовавшие до семидесятых годов. Работа всех — от ведущих профессоров до нянечки Фени — была посвящена учебно-лечебному процессу.  На этой же базе проводилась серьезная научная работа,  в которой участвовали и студенты. И врачи, закончившие Одесский мединститут, хорошо это помнят — они получили академическое, гуманистическое образование.
Сегодня мы идем по западному пути. Точнее, по американскому. Но в Америке главенствует механистиче-ский, инструментальный подход к диагностике и лечению больного. Гуманистический подход, когда началом диагностики была беседа с больным, вытеснен. Но нельзя надеяться только на компьютер. Можно привести множество примеров, когда такой подход приводит к серьезным ошибкам в лечении.
Но вернемся к вопросу «учитель и ученик». Ребенок приходит в мир, не зная, как нужно жить. Я вижу миссию учителя в том, чтобы научить не только профессии, но и этике, и деонтологии как в профессии, так и в жизни. Ученик не только тот, кому ты вложил скальпель в руки, но и тот, кто воспринял твою мораль и следует ей в своей жизни. Недаром на Востоке ученик долго жил в доме учителя, постигая его понимание жизни. У нас хорошая молодежь, она готова к этому, но ей нужно помочь. Учитель должен быть маяком, на который ориентируются студенты. Общество можно назвать обществом только тогда, когда в нем есть мораль, то есть существуют правила удобного сосуществования. Второе условие, без которого невозможно первое, — страх перед Богом. В настоящее  время нельзя бесцельно бродить по жизни. У молодежи должны быть цели и моральные ориентиры. Для возрождения страны экономика важна, но без морали экономика не возродится…
Вот такая «нагорная проповедь». Мне, автору этой статьи, в руки как-то попала монография Виктории Федоровны Нагорной, название которой, насколько я помню, «Патология и акушерство». Каждая глава книги предварялась цитатой из Библии. Между некоторыми главами были помещены библейские сказания.  Меня это поразило. На мой вопрос Виктория Федоровна ответила:
— Врач должен быть многогранен. Он должен быть образованной личностью. В свое время я открыла для себя, что почти все картины эпохи Возрождения написаны на библейские мотивы. Возрождение и Библия.  Мне хотелось заинтересовать и пробудить у молодежи желание прочитать Библию и вообще желание узнать больше, чем они знали или не знали…
Елена КОЛТУНОВА.
P.S. В этом году 29 февраля в календаре отсутствует, но 1 марта коллеги, общественность  и друзья Нагорной, среди которых немало «ее» детей и их матерей, поздравили Викторию Федоровну с юбилеем.

 

Редакция не несет ответственности за комментарии пользователей сайта
Вставлять в комментарий гиперссылки запрещено
Пока нет комментариев, Вы можете быть первым.
Loading...